Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Краткое содержание романа. Автор романа гаргантюа и пантагрюэль


Анализ романа «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Франсуа Рабле — автор одного романа, зато какого! Его объемный и не поддающийся чтению труд стал манифестом новой эпохи, где человек становится вровень с его создателем, а не падает ниц, пресмыкаясь и боясь небесной кары. Книга подарила боязливо скукоженному миру образ человека ренессанса — возрождения к полноценной жизни.

Жанровые особенности

«Гаргантюа и Пантагрюэль» — это сатирический роман, созданный с помощью таких литературных приемов, как гротеск и гипербола. К сожалению, смысл многих саркастических выпадов Франсуа Рабле в настоящее время утрачен, поэтому объемный труд читается натужно, хоть и должен был развеселить публику, как ярмарочный балаган (по стилистике роман напоминает шутовские истории паяца, который злобно высмеивает уклад жизни, не боясь понести наказание).

Основные темы

Автор обличает извечные человеческие пороки и высмеивает слабости, недостатки и проблемы своего времени. Излюбленными объектами для насмешек Рабле являются церковь и католический институт монашества, что неудивительно — он знал о лени, невежестве, алчности, ханжестве и лицемерии духовного сословия не понаслышке, ведь сам в молодости жил в монастыре. Кроме того, известно, что Рабле был медиком, значит, имел рациональное мышление и живой ум, а не зашоренное сознание фанатика.

Досталось от его пера и средневековой схоластике, оторванной от той реальности, которую во всех ее проявлениях так любят главные герои. Слепая вера и религиозное лицемерие вызывали у Рабле такое неприятие, что он не постеснялся замахнуться даже на Священное писание, кое-какие эпизоды из которого ловко спародировал в романе. Так что, немудрено, что все части «Гаргантюа и Пантагрюэля» были осуждены богословским факультетом Сорбонны как еретические.

Кто такой Франсуа Рабле?

Франсуа Рабле — это первый певец Ренессанса, осмелившийся восстать против средневековой косности и бесправия здравого смысла. Бесчеловечным догмам  он противопоставил идеалы свободы и гуманизма. Главы о Телемском аббатстве, а также о воспитании Гаргантюа под руководством Понократа, являются законченным воплощением гуманистических принципов. Поэтому «Гаргантюа и Пантагрюэль» —  это самый объемный литературный памятник эпохи Возрождения.

О самом авторе известно крайне мало, так как он скрывался от властей за свои литературные изыскания. Он написал тогда, когда за свободу слова можно было поплатиться вечной неволей, а то и жизнью. Сохранились упоминания о том, что он в юношестве жил в монастыре, потому так хорошо знает внутреннюю сторону обычаев и грешком духовного сословия. Потом он сбежал из божьего храма, отчаявшись в намерении стать добродетельным католиком. С этих пор началась пора его скитаний, когда он овладел искусством врачевания и мастерством слова. Общаясь с пациентами, лекарь узнал множество легенд и сказаний о национальных героях ярмарочных балаганов — Гаргантюа и Пантагрюэле, которые впоследствии перекочевали в его книгу.

Комический эффект

Именно простых людей больше всего угнетала церковь, ведь этот институт был монополистом в области просвещения среди широких народных масс. Поэтому комический эффект в романе Рабле помещается в форме грубоватого юмора, понятного простому человеку. Шутки связаны с недостатками тела и физиологией, поглощением пищи и вина, половыми отношениями и венерическими заболеваниями. Все эти темы в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль»были совершенно несвойственны средневековой литературе, которая была тесно связана с религиозной традицией.

В ходе исторического литературного процесса неоднократно предпринимались попытки «адаптировать» Рабле к меняющимся представлениям о морали и нравственности, но, как известно, из песни слова не выкинешь — «вычищенный» роман, без сомнения, уступает оригиналу.

Стилистика Рабле

Язык в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» изобилует непристойными словесными оборотами и карикатурно поданными выжимками из священных текстов. Текст неразрывно связан с народной культурой Франции позднего Средневековья и Возрождения. Образы главных героев, Гаргантюа и Пантагрюэля, имена которых взяты напрямую из французского фольклора, символизируют Ренессанс с его отказом от традиционных жизненных установок Средневековья. Главная идея эпохи Возрождения – возвращение интереса к светскому искусству и познанию мира, свободному от догм и ограничений.

Язык Рабле — причудливый, сложный, нагромождение оборотов и средств художественной выразительности сбивает читателя с толку, заставляет не раз перечитывать предложение в погоне за сутью.

Композиция

Гротескно-комическая структура романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» имеет несколько функций. Она заманивает читателя, интересует его на протяжении всего повествования и облегчает восприятие глубоких мыслей в основе творческого метода Рабле. С другой стороны, она их маскирует, то есть служит щитом от въедливой цензуры. Шутовство и дуракаваляние образуют мощный комический эффект в средневековой литературе на пороге эпохи Возрождения. Композиция романа – это свободное чередование эпизодов и образов.

Скрепляющей основной идеей «Гаргантюа и Пантагрюэль»  является гротеск народного характера. Не все мысли Рабле расшифрованы. Частный случай гротеска – размеры Гаргантюа в первых двух книгах. Это гиперболизированное стремление натуры освободиться от гнета средневековых норм.

Главная идея

Хоть книга и велика по объему, словно ее герой, она несет вполне себе конкретный посыл. Рабле видел, как люди страдают от засилья религиозного суеверия, воспринимая не умелые проповеди, как слово Божие, хотя именно в них теряется смысл любого религиозного культа. Народ же прозябал в невежестве и фанатизме, поэтому родители не хотели лечить и учить детей, считая любое вмешательство в ум и тело своего ребенка бесовским промыслом. Поэтому главная идея романа Рабле — показать приобщение к национальной французской культуре, ее истокам, а не рабское повиновение жутковатой демагогии католицизма. Он хотел, чтобы человек полагался на свой здравый смысл, а не на абстрактные и неверно истолкованные учения схоластиков. Теоретики были оторваны от жизни, сами на хлеб не зарабатывали, поэтому не могли учить народ, исходя из его надобностей.

Характеристика главных героев

  1. Описания персонажей в книге крайне разрознены и обильны, поэтому бывает сложно сразу сориентироваться, кто есть кто. Для понимания сути романа необходимо четко уяснить себе, кто такой Гаргантюа (Gargantua)? Это король государства Утопия из рода великанов. Появляется в первой и эпизодически во второй и третьей книгах романа. Образ Гаргантюа — символ назревающего Ренессанса с его антропоцентрической позицией. Человек – не раб господень, он в буквальном смысле вырос, стал великаном, а не вошью.
  2. Как мы знаем, это не единственный великан в творении Рабле. Кто же такой Пантагрюэль (Pantagruel)? Это сын Гаргантюа, принц королевства Утопия. Появляется в романе со второй книги. Представляет собой тип передового человека эпохи Возрождения, который интересуется сразу несколькими научными дисциплинами и видами искусства.
  3. Великаны путешествуют и находят друзей по убеждениям, которые выражают те или иные идеи автора и развлекают особ королевской крови. Кто такой Брат Жан Зубодробитель (Frère Jean des Entommeures)? Это монах ордена святого Бенедикта. Появляется в первой, третьей, четвертой и пятой книгах. Он прекрасно проявляет себя, как во время войны с Пикрохолом, так и по ходу многочисленных пиров Гаргантюа и его сына.Брат Жан — «человек молодой, прыткий, щеголеватый, жизнерадостный, разбитной, храбрый, отважный, решительный, высокий, худощавый, горластый, носатый, мастак отбарабанить часы, отжарить мессу и отвалять вечерню».
  4. У брата Жана был помощник, необходимый на пирушках. Панург (Panurge) — это недоучившийся студент из Турени. Появляется во второй книге. Сходится с братом Жаном в неистощимом жизнелюбии и пристрастии к разного рода весёлым проделкам. Правда, в отличие от монаха, Панург слегка трусоват («я не боюсь ничего, кроме опасностей»).«Панург был мужчина… с крючковатым, напоминавшим ручку от бритвы носом, любивший оставлять с носом других, в высшей степени обходительный, впрочем слегка распутный и от рождения подверженный особой болезни, о которой в те времена говорили так: Безденежье — недуг невыносимый».
  5. Эпистемон (Epistémon). Это бывший наставник Пантагрюэля. Как и Панург, появляется в романе во второй книге. Из всех друзей Пантагрюэля наиболее образован, часто пускается в различные рассуждения отвлечённого характера, что не мешает ему быть верным товарищем и добрым собутыльником.

Анализ первой книги

В первой книге Гаргантюа  – добрый, миролюбивый великан-король. Их вообще в романе три таких красавца: Грангузье, Гаргантюа и Пантагрюэль. Так же есть три главные темы:

  1. Воспитание Гаргантюа. Противопоставление средневекового и ренессансного воспитания. Но даже в такой серьезной теме автор использует пародийную игру (к примеру, преувеличение старательности, которую проявляют воспитатели-гуманисты).
  2. Война с Пикрохолом. Противопоставление Пикрохола и Гаргантюа – сравнение средневекового и гуманистического правителя.
  3. Телемская обитель. Это, во-первых, противопоставление средневекового монастыря и утопии нового мира. Брат Жан – это порождение монастырских стен и одновременно их насмешливое отрицание. Девиз обители – “Делай, что хочешь” – издевательский перевертыш монастырского устава. Люди там жутко образованные: знают 5-6 языков, могут сочинять на них стихи, но как они используют свои знания? Какая польза миру от их учености? Монахи не помогают мирянам стать лучше, они просто спасаются бегством от проблем, поощряя свой эгоизм, надеясь вымолить легкую долю в раю. Автор высмеивает эту позицию.

Анализ второй книги

Во второй книге Пантагрюэль — добрый великан, добрый малый, обжора и любитель выпить. Мотив жажды, которая сопровождает рождение Пантагрюэля, — алчность познаний и обычная жажда. Новый человек — «алчущий познаний», а не тупоголовый раб чьих-то домыслов. В то же время он весел и прост в обращении, в нем нет чопорности и замкнутости средневекового человека. Параллель выпивки и науки проходит через всю книгу. Письмо Гаргантюа к Пантагрюэлю — манифест ренессанса. В нем заключена апология наук, апология движения истории и развития культуры.

Бахтин считает, что третья книга – органическое продолжение первых двух. В ней меняются все пропорции: действие продолжается всего 30 дней, герой Пантагрюэль уже нормального размера.

Что хотел сказать автор в пятой и четвертой книгах?

Ближе к финалу стало больше серьезности, ослаблена народно-карнавальная основа. Острова в 4-5 книгах чаще всего символизируют социальные институты, ценности. Там уже нет главного героя, все путешественники. Пантагрюэль возвышен, Панург — напротив.

В трех первых книгах Панург бросает вызов старому застойному обществу, поэтому так симпатичен, а в последующих частях уже не везде, протест размывается, становится менее нарочитым. В тех эпизодах, которые появились в 48 главе, он прежний, а в тех, которые в 52 главе – подчеркнуто трусливый (например, эпизод с бурей, Колбасами).

Это, видимо, связано с тем, что Панург и Пантагрюэль – разные полюса Божественной природы. Пантагрюэль – идеальный человек, Панург — реальный. Но писатель разочаровывается в реальном человеке, оттого и происходит снижение образа.

Чем заканчивается роман?

А тем, что Бутылка изрекла: “Тринк”, что означает «пей» (и «выпивай», и пей из источника мудрости). Рабле воспроизвел плавание к истине, путешествие в поисках этого вожделенного сокровища. Правда, абсолютной истины нет, перед авантюристами всплывает лишь фата-моргана. Поэтому они пьют и радуются жизни без призрака смерти и сомнительных обещаний божественной милости в обмен на земное счастье.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

Гаргантюа и Пантагрюэль | Краткое содержание

Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля, некогда сочинённая магистром Алькофрибасом Назье, извлекателем квинтэссенции. Книга, полная пантагрюэлизма

Книги первая и вторая

Обращаясь к достославным пьяницам и досточтимым венерикам, автор приглашает их развлекаться и веселиться, читая его книгу, и просит не забыть за него выпить.

Отца Гаргантюа звали Грангузье, этот великан был большой шутник, всегда пил до дна и любил закусить солёненьким. Он женился на Гаргамелле, и она, проносив ребёнка во чреве 11 месяцев, объелась на празднике требухой и родила сына-богатыря, который вышел у неё через левое ухо. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что Вакх вышел из бедра Юпитера, а Кастор и Поллукс — из яйца, снесённого и высиженного Ледой. Младенец сразу же заорал: «Лакать! Лакать!» — на что Грангузье воскликнул: «Ну и здоровенная же она у тебя!» («Ке-гран-тю-а!») — имея в виду глотку, и все решили, что раз это было первое слово отца при рождении сына, то его и надо назвать Гаргантюа. Младенцу дали тяпнуть винца и по доброму христианскому обычаю окрестили.

Ребёнок был весьма смышлёным и, когда ему шёл шестой год, уже знал, что лучшая в мире подтирка — пушистый гусёнок. Мальчика стали учить грамоте. Его наставниками были Тубал Олоферн, затем Дурако Простофиль, а потом Понократ. Продолжать образование Гаргантюа отправился в Париж, где ему приглянулись колокола собора Богоматери; он унёс их к себе, чтобы повесить на шею своей кобыле, и его с трудом удалось уговорить вернуть их на место. Понократ позаботился о том, чтобы Гаргантюа не терял времени даром и занимался с ним даже тогда, когда Гаргантюа умывался, ходил в отхожее место и ел. Однажды лернейские пекари везли в город лепёшки. Пастухи Гаргантюа попросили продать им часть лепёшек, но пекари не захотели, тогда пастухи отобрали у них лепёшки силой. Пекари пожаловались своему королю Пикрохолу, и Пикрохолово воинство напало на пастухов. Грангузье пытался уладить дело миром, но безуспешно, поэтому он призвал на помощь Гаргантюа. По пути домой Гаргантюа и его друзья разрушили вражеский замок на берегу речки Вед, и весь остаток пути Гаргантюа вычёсывал из волос ядра Пикрохоловых пушек, оборонявших замок.

Когда Гаргантюа прибыл в замок отца, в его честь был устроен пир. Повара Оближи, Обглодай и Обсоси показали своё искусство, и угощение было таким вкусным, что Гаргантюа вместе с салатом невзначай проглотил шестерых паломников — по счастью, они застряли у него во рту, и он выковырял их зубочисткой. Грангузье рассказал о своей войне с Пикрохолом и очень хвалил брата Жана Зубодробителя — монаха, одержавшего победу при защите монастырского виноградника. Брат Жан оказался весёлым собутыльником, и Гаргантюа с ним сразу подружился. Доблестные воины снарядились в поход. В лесу они наткнулись на разведку Пикрохола под командой графа Улепета. Брат Жан наголову разбил ее и освободил паломников, которых разведчики успели взять в плен. Брат Жан захватил военачальника Пикрохолова войска Фанфарона, но Грангузье отпустил его, Вернувшись к Пикрохолу, Фанфарон стал склонять короля к миру с Грангузье, которого считал теперь самым порядочным человеком на свете, и заколол шпагой Бедокура, назвавшего его предателем. За это Пикрохол велел своим лучникам разорвать Фанфарона на части. Тогда Гаргантюа осадил Пикрохола в Ларош-Клермо и разбил его армию. Самому Пикрохолу удалось бежать, и по дороге старая колдунья нагадала ему, что он снова станет королём, когда рак свистнет. Говорят, теперь он живёт в Лионе и всех спрашивает, не слыхать ли, чтобы где-нибудь свистнул рак, — видно, все надеется вернуть своё королевство. Гаргантюа был милостив с побеждёнными и щедро одарил соратников. Для брата Жана он построил Телемское аббатство, не похожее ни на какое другое. Туда допускали и мужчин и женщин — желательно молодых и красивых. Брат Жан отменил обет целомудрия, бедности и послушания и провозгласил, что каждый имеет право сочетаться браком, быть богатым и пользоваться полной свободой. Устав телемитов состоял из единственного правила: делай что хочешь.

Пантагрюэль, король дипсодов, показанный в его доподлинном виде, со всеми его ужасающими деяниями и подвигами, сочинение покойного магистра Алькофрибаса, извлекателя квинтэссенции

В возрасте пятисот двадцати четырёх лет Гаргантюа прижил сына со своей женой Бадбек, дочерью короля утопии. Ребёнок был таким огромным, что его мать умерла родами. Он появился на свет во время великой засухи, поэтому получил имя Пантагрюэль («панта» по-гречески означает «все», а «грюэль» на языке агарян означает «жаждущий»). Гаргантюа очень скорбел о смерти жены, но потом решил: «Надо поменьше плакать и побольше пить!» Он занялся воспитанием сына, который был таким силачом, что ещё лёжа в колыбели разорвал медведя на части. Когда мальчик подрос, отец отправил его учиться. По пути в Париж Пантагрюэль встретил лимузинца, который говорил на такой смеси учёной латыни с французским, что невозможно было понять ни слова. Впрочем, когда рассерженный Пантагрюэль схватил его за горло, лимузинец со страху завопил на обычном французском языке, и тогда Пантагрюэль отпустил его. Прибыв в Париж, Пантагрюэль решил пополнить своё образование и стал читать книги из библиотеки святого Виктора, такие, как «Щёлкание приходскими священниками друг друга по носу», «Постоянный альманах для подагриков и венериков» и т. п. Однажды Пантагрюэль встретил во время прогулки рослого человека, избитого до синяков. Пантагрюэль поинтересовался, какие приключения довели незнакомца до столь плачевного состояния, но тот на все вопросы отвечал на разных языках, и Пантагрюэль ничего не мог понять. Только когда незнакомец заговорил наконец по-французски, Пантагрюэль понял, что зовут его Панург и прибыл он из Турции, где был в плену. Пантагрюэль пригласил Панурга в гости и предложил свою дружбу.

В это время шла тяжба между Лижизадом и Пейвино, дело было до того тёмное, что суд «так же свободно в нем разбирался, как в древневерхненемецком языке». Было решено обратиться за помощью к Пантагрюэлю, который прославился на публичных диспутах. Он первым делом велел уничтожить все бумаги и заставил жалобщиков изложить суть дела устно. Выслушав их бессмысленные речи, он вынес справедливый приговор: ответчик должен «доставить сена и пакли на предмет затыкания гортанных прорех, перекрученных устрицами, пропущенными через решето на колёсиках». Все были в восторге от его мудрого решения, включая обе тяжущиеся стороны, что бывает крайне редко. Панург рассказал Пантагрюэлю, как он был в плену у турок. Турки посадили его на вертел, нашпиговав салом, как кролика, и начали жарить, но поджариватель заснул, и Панург, изловчившись, бросил в него головешку от костра. Начался пожар, который спалил весь город, а Панург счастливо спасся и даже уберёгся от собак, бросая им куски сала, которыми был нашпигован.

Великий английский учёный Таумаст прибыл в Париж, чтобы повидать Пантагрюэля и подвергнуть испытанию его учёность. Он предложил вести диспут так, как это намеревался сделать в Риме Пико делла Мирандола, — молча, знаками. Пантагрюэль согласился и всю ночь готовился к диспуту, читая Беду, Прокла, Плотина и других авторов, но Панург, видя его волнение, предложил заменить его на диспуте. Представившись учеником Пантагрюэля, Панург отвечал англичанину так лихо — вынимал из гульфика то бычье ребро, то апельсин, свистел, пыхтел, стучал зубами, выделывал руками разные фортели, — что без труда одолел Таумаста, который сказал, что слава Пантагрюэля недостаточна, ибо не соответствует и тысячной доле того, что есть в действительности. Получив известие о том, что Гаргантюа унесён в страну фей, и о том, что, проведав об этом, дипсоды перешли границу и опустошили утопию, Пантагрюэль срочно покинул Париж.

Вместе с друзьями он уничтожил шестьсот шестьдесят вражеских рыцарей, затопил своей мочой вражеский лагерь, а потом разгромил великанов под предводительством Вурдалака. В этой битве погиб наставник Пантагрюэля Эпистемон, но Панург пришил ему голову на место и оживил. Эпистемон рассказал, что был в аду, видел чертей, беседовал с Люцифером и хорошенько подзакусил. Он видел там Семирамиду, которая ловила вшей у бродяг, папу Сикста, который лечил от дурной болезни, и многих других: все, кто на этом свете были важными господами, влачат жалкое и унизительное существование на том, и наоборот. Эпистемон сожалел, что Панург так быстро вернул его к жизни, ему хотелось подольше побыть в аду. Пантагрюэль вступил в столицу амавротов, женил их короля Анарха на старой шлюхе и сделал его продавцом зелёного соуса. Когда Пантагрюэль со своей ратью ступил в землю дипсодскую, дипсоды обрадовались и поспешили сдаться. Одни лишь альмироды заупрямились, и Пантагрюэль приготовился к наступлению, но тут пошёл дождь, его воины затряслись от холода, и Пантагрюэль накрыл своё войско языком, чтобы защитить от дождя. Рассказчик этих правдивых историй укрылся под большим лопухом, а оттуда прошёл по языку и угодил Пантагрюэлю прямо в рот, где провёл больше полугода, а когда вышел, то рассказал Пантагрюэлю, что все это время ел и пил то же, что и он, «взимая пошлину с самых лакомых кусков, проходивших через его глотку».

Книга третья

Третья книга героических деяний и речений доброго Пантагрюэля, сочинение мэтра Франсуа Рабле, доктора медицины

Покорив Дипсодию, Пантагрюэль переселил туда колонию утопийцев, чтобы возродить, украсить и заселить этот край, а также привить дипсодам чувство долга и привычку к послушанию. Панургу он пожаловал замок Рагу, дававший как минимум 6789106789 реалов ежегодного дохода, а часто и больше, но Панург за две недели растратил все свои доходы на три года вперёд, причём не на какие-нибудь пустяки, а исключительно на попойки и пирушки. Он обещал Пантагрюэлю выплатить все долги к греческим календам (то есть никогда), ибо жизнь без долгов — не жизнь. Кто, как не заимодавец, денно и нощно молится о здоровье и долголетии должника. Панург стал подумывать о женитьбе и спросил совета у Пантагрюэля. Пантагрюэль согласился со всеми его доводами: и с теми, которые за женитьбу, и с теми, которые против, так что вопрос остался открытым. Они решили погадать по Вергилию и, раскрыв книгу наугад, прочли, что там написано, но совершенно по-разному истолковали цитату. То же произошло и тогда, когда Панург рассказал свой сон. По мнению Пантагрюэля, сон Панурга, как и Вергилий, сулил ему быть рогатым, битым и обобранным, Панург же видел в нем предсказание счастливой семейной жизни. Панург обратился к панзуйской сивилле, но и пророчество сивиллы они поняли по-разному. Престарелый поэт Котанмордан, женатый на Сифилитии, написал стихотворение, полное противоречий: «Женись, вступать не вздумай в брак. / <…> Не торопись, но поспешай. / Беги стремглав, замедли шаг. / Женись или нет» и т. д. Ни Эпистемон, ни учёный муж Триппа, ни брат Жан Зубодробитель не смогли разрешить обуревавших Панурга сомнений, Пантагрюэль призвал на совет богослова, лекаря, судью и философа. Богослов и лекарь посоветовали Панургу жениться, если ему этого хочется, а по поводу рогов богослов сказал, что это уж как Богу будет угодно, а лекарь — что рога естественное приложение к браку. Философ на вопрос, жениться Панургу или нет, ответил: «И то и другое», а когда Панург его переспросил: «Ни то ни другое». На все вопросы он дал столь уклончивые ответы, что в конце концов Панург воскликнул: «Я отступаюсь... я зарекаюсь... я сдаюсь. Он неуловим». Пантагрюэль отправился за судьёй Бридуа, а его друг Карпалим — за шутом Трибуле. Бридуа в это время находился под судом. Ему было предъявлено обвинение, что он вынес несправедливый приговор с помощью игральных костей. Бридуа, щедро уснащая свою речь латинскими цитатами, оправдывался тем, что уже стар и плохо видит выпавшее количество очков. Пантагрюэль произнёс речь в его защиту, и суд под председательством Суесловя оправдал Бридуа. Загадочную фразу шута Трибуле Пантагрюэль и Панург, как водится, поняли по-разному, но Панург обратил внимание, что шут сунул ему пустую бутылку, и предложил совершить путешествие к оракулу Божественной Бутылки. Пантагрюэль, Панург и их друзья снарядили флотилию, нагрузили корабли изрядным количеством чудо-травы пантагрюэлион и приготовились к отплытию.

Книга четвёртая

Корабли вышли в море. На пятый день они встретили судно, плывшее из Фонарии. На борту его были французы, и Панург повздорил с купцом по прозвищу Индюшонок. Чтобы проучить забияку купца, Панург за три турских ливра купил у него одного барана из стада на выбор; выбрав вожака, Панург бросил его за борт. Все бараны стали прыгать в море вслед за вожаком, купец старался помешать им, и в результате один из баранов увлёк его за собой в воду и купец утонул. В Прокурации — на земле прокуроров и ябедников — путешественникам не предложили ни поесть, ни попить. Жители этой страны добывали себе деньги на пропитание диковинным способом: они оскорбляли какого-нибудь дворянина до тех пор, пока он не выйдет из терпения и не изобьёт их, — тогда они требовали с него кучу денег под страхом тюремного заключения.

Брат Жан спросил, кто хочет получить двадцать золотых экю за то, чтобы его дьявольски избили. От желающих отбою не было, и тот, кому посчастливилось получить взбучку от брата Жана, стал предметом всеобщей зависти. После сильной бури и посещения острова макреонов корабли Пантагрюэля прошли мимо острова Жалкого, где царствовал Постник, и приплыли на остров Дикий, населённый заклятыми врагами Постника — жирными Колбасами. Колбасы, принявшие Пантагрюэля и его друзей за воинов Постника, устроили им засаду. Пантагрюэль приготовился к бою и назначил командовать сражением Колбасореза и Сосисокромса. Эпистемон заметил, что имена полководцев внушают бодрость и уверенность в победе. Брат Жан построил огромную «свинью» и спрятал в неё целое войско отважных поваров, как в Троянского коня. Бой окончился полным поражением Колбас и появлением в небе их божества — огромного серого хряка, сбросившего на землю двадцать семь с лишним бочек горчицы, являющейся целебным бальзамом для Колбас.

Посетив остров Руах, жители которого ничего не ели и не пили, кроме ветра, Пантагрюэль и его спутники высадились на острове папефигов, порабощённых папоманами за то, что один из его обитателей показал фигу портрету папы. В часовне этого острова в купели лежал человек, а три священника стояли вокруг и заклинали бесов. Они рассказали, что этот человек пахарь. Однажды он вспахал поле и засеял его полбой, но на поле пришёл чертёнок и потребовал свою долю. Пахарь договорился поделить с ним урожай пополам: чертёнку — то, что под землёй, а крестьянину — то, что сверху. Когда пришло время собирать урожай, пахарю достались колосья, а чертёнку — солома. На следующий год чертёнок выбрал то, что сверху, но пахарь посеял репу, и чертёнок вновь остался с носом. Тогда чертёнок решил царапаться с пахарем с условием, что побеждённый теряет свою часть поля. Но когда чертёнок пришёл к пахарю, его жена с рыданиями рассказала ему, как пахарь для тренировки царапнул ее мизинцем и всю разодрал. В доказательство она задрала юбку и показала рану между ног, так что чертёнок почёл за лучшее убраться восвояси. Покинув остров папефигов, путешественники прибыли на остров папоманов, жители которого, узнав, что они видели живого папу, приняли их как дорогих гостей и долго расхваливали им изданные папой Священные Декреталии. Отплыв от острова папоманов, Пантагрюэль и его спутники услышали голоса, конское ржание и другие звуки, но, сколько они ни озирались по сторонам, никого не увидели. Лоцман объяснил им, что на границе Ледовитого моря, где они плыли, минувшей зимой произошло сражение. Слова и крики, звон оружия и конское ржание замёрзли в воздухе, а теперь, когда зима прошла, оттаяли и стали слышны. Пантагрюэль бросал на палубу пригоршни разноцветных слов, среди которых оказались даже ругательства. Вскоре Пантагрюэлева флотилия прибыла на остров, которым правил всемогущий мессер Гастер. Жители острова, приносили в жертву своему богу всякую снедь, начиная от хлеба и кончая артишоками. Пантагрюэль выяснил, что не кто иной, как Гастер, изобрёл все науки и искусства: земледелие — для того, чтобы растить зерно, военное искусство и оружие — чтобы защищать зерно, медицину, астрологию и математику — чтобы хранить зерно. Когда путешественники проплыли мимо острова воров и разбойников, Панург спрятался в трюме, где принял пушистого котищу Салоеда за черта и обмарался от страха. Потом он утверждал, что ничуть не испугался и что он такой молодец против овец, каких свет не видел.

Книга пятая

Путешественники приплыли на остров Звонкий, куда их пустили только после четырёхдневного поста, оказавшегося ужасным, ибо в первый день они постились через пень-колоду, во второй — спустя рукава, в третий — во всю мочь, а в четвёртый — почём зря. На острове жили только птицы: клирцы, священцы, инокцы, епископцы, кардинцы и один палец. Они пели, когда слышали звон колокола. Посетив остров железных изделий и остров плутней, Пантагрюэль и его спутники прибыли на остров Застенок, населённый безобразными чудовищами — Пушистыми Котами, которые жили взятками, потребляя их в немереных количествах: к ним в гавань приходили целые корабли, гружённые взятками. Вырвавшись из лап злых котов, путешественники посетили ещё несколько островов и прибыли в гавань Матеотехнию, где их проводили во дворец королевы Квинтэссенции, которая не ела ничего, кроме некоторых категорий, абстракций, вторичных интенций, антитез и т. п. Её прислужники доили козла и сливали молоко в решето, ловили сетями ветер, по одёжке протягивали ножки и занимались прочими полезными делами. В конце путешествия Пантагрюэль и его друзья прибыли в Фонарию и высадились на острове, где находился оракул Бутылки. Фонарь проводил их в храм, где их провели к принцессе Бакбук — придворной даме Бутылки и верховной жрице при всех ее священнодействиях. Вход в храм Бутылки напомнил автору повествования разрисованный погребок в его родном городе Шиноне, где бывал и Пантагрюэль. В храме они увидели диковинный фонтан с колоннами и изваяниями. Струившаяся из него влага показалась путешественникам холодной ключевой водой, но после сытной закуски, принесённой для того, чтобы прочистить гостям нёбо, напиток показался каждому из них именно тем вином, которое он любил больше всего. После этого Бакбук спросила, кто хочет услышать слово Божественной Бутылки. Узнав, что это Панург, она увела его в круглую часовню, где в алебастровом фонтане лежала наполовину погруженная в воду Бутылка. Когда Панург пал на колени и пропел ритуальную песню виноградарей, Бакбук что-то бросила в фонтан, отчего в Бутылке послышался шум и раздалось слово: «Тринк». Бакбук достала книгу в серебряном переплёте, оказавшуюся бутылкой фалернского вина, и велела Панургу осушить ее единым духом, ибо слово «тринк» означало «пей». На прощание Бакбук вручила Пантагрюэлю письмо к Гаргантюа, и путешественники отправились в обратный путь.

Вы прочитали краткое содержание романа Гаргантюа и Пантагрюэль. В разделе нашего сайта - краткие содержания, вы можете ознакомиться с изложением других известных произведений.

reedcafe.ru

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: история создания и публикации, значение, своеобразие жанра / Другие авторы

«Гаргантюа и Пантагрюэль» — роман Франсуа Рабле.

История создания и публикации

Публикация этого романа началась в 1533 г. со второй части, которую автор выпускает под псевдонимом Алькофрибас Назье, представляющим анаграмму его настоящего имени. Эта часть вначале задумывалась писателем как продолжение опубликованной незадолго до того народной книги «Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гаргантюа», в свою очередь основанной на популярной легенде. В том же году сочинение Рабле было осуждено Сорбонной за «непристойность». В 1534 г. (по другим данным — в 1535 г.) выходит «Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля» — книга, ставшая затем первой частью многотомного романа Рабле. В 1542 г. появляется подготовленное автором «смягченное» переиздание обоих частей «Гаргантюа и Пантагрюэля». Опубликованная в 1546 г. третья книга — «Героические деяния и речения доброго Пантагрюэля» была выпущена уже под собственным именем Франсуа Рабле, «доктора медицины», и содержала посвящение Маргарите Наваррской. Книга была осуждена теологами Сорбонны за «ересь». Тем не менее в 1548 и в 1552 г. писатель публикует четвертую часть романа — «Героические деяния и речения доблестного Пантагрюэля», запрещенную вскоре к продаже и приговоренную парижским парламентом к сожжению. После смерти Рабле (1553 г.) в 1562 г. сначала частично (16 глав), а в 1564 г. полностью выходит из печати заключительная «Пятая и последняя книга героических деяний и речений доброго Пантагрюэля», которая, видимо, была дописана по авторским заметкам кем-то из соратников французского гуманиста. Книга Рабле многократно переиздавалась во Франции и за ее пределами: только при жизни автора вышло 11 изданий «Гаргантюа», 19 — «Пантагрюэля» и 10 — «Третьей книги».

Произведение переведено на многие языки: в XVI веке — на немецкий (1575 г.), в XVII — на английский (1693 г.), в XX столетии — на русский. Классическим стал опубликованный в 1966 г. полный перевод романа, сделанный Н.М. Любимовы м. В XVII—XIX вв. выходили издания «Гаргантюа и Пантагрюэля» с «ключами» (то есть с расшифровкой прототипов персонажей), в сокращениях и переделках «для дам», «для детей» и т.д. Первое научное издание сочинений писателя, над которым работало специально созданное «Общество по изучению Рабле», появилось в 1912—1932 гг. Среди современных критических изданий следует выделить подготовленный известным французским специалистом Г. Демерсоном том сочинений Рабле, выпушенный в 1973 г.

Значение романа

Уже современники Рабле восприняли роман весьма неравнодушно: книгой либо восторгались, либо возмушались, причем, далеко не все ее поклонники были гуманистами, как не все противники — схоластами. М.М. Бахтин отмечал, что Рабле подвергся нападкам прежде всего «агеластов, т.е. людей, не признававших особых прав за юмором», в то время как у большинства он сникал любовь. Роман сразу же стал популярным, породил литературные подражания, оказал влияние на стилистику сатирических произведений того времени (да и не только сатирических: язык Рабле значительно повлиял на первый перевод Библии на французский язык, сделанный в 1535 г. Оливетаном), войдя в культурный быт современности: дошедший до нас эпизод публичного чтения «Гаргантюа» во время карнавального праздника в Руане 1541 г. имеет в этом смысле символическое значение. Роман демонстрирует органический синтез ученой гуманистической культуры и культуры народной, смеховой, который определяет глубокое своеобразие творчества Рабле и делает его уникальным явлением мировой литературы.

Со времен А. Франса, справедливо назвавшего «Гаргантюа и Пантагрюэля» «самым оригинальным из романов, не похожим ни на какой другой», утвердилось мнение, что Рабле не создал жанровой школы или особой романной традиции, а его сочинение осталось особняком в истории мировой литературы. Однако отсутствие достойных подражателей мениппейного романа и прямых учеников отнюдь не означает, что темы, образы, стилистические и собственно жанровые находки Рабле никогда и никем не использовались. Напротив, уже авторы разнообразных «бесед» XVI века — Бонавентура Деперье, Ноэль дю Файль, Никола де Шольер и др. — явно ориентировались на комическое искусство Рабле, а среди его более поздних последователей называют Мольера и Свифта, О. де Бальзака и А. Франса. Книга Рабле создала особый раблезианский тип героя: это, например, герой романа Р. Роллана «Кола Брюньон» или главный персонаж сатирической дилогии И. Ильфа и Е. Петрова Остап Бендер. Некоторые эпизоды и образы «Гаргантюа и Пантагрюэля» стали источником нескольких балетов XVII в. («Рождение Пантагрюэля», 1622 г.; «Колбасы», «Пантагрюэлисты», 1628 г.; «Раблезианская буффонада», 1638 г.), комических опер начала XX столетия («Панург» Массне, 1913 г, «Гаргантюа» Мариотта, 1935 г.). В СССР в 70-е гг. большую известность приобрел моноспектакль А. Калягина по книге Рабле.

Своеобразие жанра

Необычайная широта вошедшей в роман жанровой традиции сочетается у Рабле со столь же широким использованием богатейшего языкового спектра — не только французского, с его диалектами, профессиональным и социальным жаргоном, но и латыни, итальянского, немецкого, голландского, испанского, греческого и других языков. Роман поражает изобретательным и свободным языкотворчеством.

Фабула «Гаргантюа и Пантагрюэля» демонстрирует разнообразие жанровых моделей. Первые две книги представляют собой некую пародийную стилизацию под историографический жанр хроники, жизнеописание и Священное Писание, три последующие — комическое путешествие-обозрение, в одно и то же время пародирующее «высокую» эпопею и стилизованное под ироикомическую поэму в прозе. Помимо основных, в произведение входят и разнообразные стилизации-пародии малых жанров: фаблио, фарсов, блазонов, кокаланов, пословиц, анекдотов. Свободное экспериментирование со знакомыми мотивами и жанрами сочетается с вольной игрой масштабами и пропорциями людей и предметов. Сам повествователь предстает перед читателем и ярмарочным зазывалой, и придворным историографом, и мудрецом, и врачевателем: недаром специалисты отмечают созвучие имен Алькофрибас и собеседника Сократа в платоновских диалогах Алкивиада, так же, как находят здесь отзвук имен Алибенель, Альбенмазер, Авиценна.

 В то же время Рабле говорит в произведении не только голосом повествователя, его слово и смех звучат и в образе христианского гуманиста Грангузье, и в Гаргантюа, и в Пантагрюэле, и в брате Жане, и в Панурге — персонажах, с которыми разные читатели в различное время отождествляли писателя. Полагают даже, что сколь ни фантастична на первый взгляд история детства великана Гаргантюа, она содержит в себе вполне определенные автобиографические элементы. В книге находят отзвук и реальные события того времени: например, засуха 1532 года (обстоятельства рождения Пантагрюэля), или конфликт между общинами в родном писателю Девиньере — и одновременно военный конфликт Франциска I с Карлом V (война с Пикрохолом). В эпизоде образования Гаргантюа отразились педагогические идеи гуманистов того времени, в диалогах Панурга по поводу его женитьбы — спор 40-х-50-х гг. XVI столетия о женской природе и о браке, в конфликте папоманов с папефигами — столкновения католиков с протестантами и т.д. Но актуальная тематика и проблематика Ренессанса, вошедшая в роман, бесконечно шире этих отдельных параллелей. Проявляя «ученость не буквоеда, а мыслителя» (А. Франс), Рабле объемлет своей мыслью всю эпоху, создавая мудрую и веселую энциклопедию французского Возрождения.

Любопытно, что само слово «энциклопедия», заимствованное из греческого языка, впервые появилось именно в «Гаргантюа и Пантагрюэле». Впрочем, энциклопедизм романа — особого рода: он не столько предвещает «ограниченно универсальные» (М. Фуко) и разложимые на рубрики, объединенные условным, но строгим алфавитным порядком энциклопедии нового времени, сколько обобщает и возводит в степень (но одновременно и пародирует) синтетический и синкретический универсализм средневековых «сводов» и «сумм».

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

classlit.ru

Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Краткое содержание романа

На первый взгляд роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» кажется простым, забавным, комическим и одновременно фантастическим произведением. Но на самом деле в нем скрыт глубокий смысл, отражающий взгляды гуманистов того времени. гаргантюа и пантагрюэль краткое содержаниеЭто и проблемы педагогики на примере обучения Гаргантюа, и политические проблемы на примере отношений между двумя государствами. Не обошел стороной автор и актуальные для той эпохи общественные и религиозные вопросы.

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: краткое содержание I книги

Автор знакомит читателя с родителями главного героя и рассказывает историю его появления на свет. После того как его отец Грангузье женился на Гаргамелле, она проносила ребенка в чреве целых 11 месяцев и родила его через левое ухо. Первым словом младенца было «Лакать!» Имя ему дали по восторженному выкрику отца: «Ке гран тю а!», что в переводе означает: «Ну и здоровая же она (глотка) у тебя!» Далее следует рассказ о домашнем обучении Гаргантюа, о продолжении образования в Париже, о его битве с королем Пикрохолом и возвращении домой.

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: краткое содержание II книги

франсуа рамбле гаргантюа и пантагрюэльВ этой части произведения речь идет о женитьбе главного героя на Бадбек, дочери короля Утопии. Когда Гаргантюа было 24 года, у них появился сын - Пантагрюэль. Он был настолько огромным, что во время родов мать умерла. В положенное время Гаргантюа тоже отправил сына получать образование в Париже. Там Пантагрюэль подружился с Панургом. А после удачного разрешения спора между Пейвино и Лижизадом он прослыл великим ученым. Вскоре Пантагрюэль узнал о том, что Гаргантюа отправился в страну фей. Получив известие о нападении дипсодов на Утопию, он немедленно отправился домой. Вместе со своими друзьями он быстро разгромил врагов, а затем еще и покорил столицу амавротов.

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: краткое содержание III книги

Дипсодия полностью покорена. Чтобы возродить страну, Пантагрюэль поселил в ней часть жителей Утопии. Панург задумал жениться. Они обращаются к разным гадалкам, пророкам, богословам, судьям. Но те не могут помочь, так как Пантагрюэль и Панург понимают все их советы и предсказания совершенно по-разному. В конце концов шут предлагает им отправиться к Оракулу Божественной Бутылки.

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: краткое содержание IV книги

гаргантюа и пантагрюэль краткоеПодготовленные корабли вскоре вышли в море. На своем пути Пантагрюэль и Панург посещают несколько островов (Макреонов, Папефигов, Воров и разбойников, Руах, Папоманов и другие). Там с ними происходит немало фантастических историй.

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: краткое содержание V книги

Следующим по курсу был остров Звонкий. Но посетить его путешественники смогли только после соблюдения четырехдневного поста. Затем были еще острова Плутней, Железных изделий. На острове Застенок Пантагрюэль и Панург еле вырвались из лап населяющих его чудовищ Пушистых Котов, живших одними взятками, получаемыми в необъятных количествах. Предпоследней остановкой путешественников стала гавань Матеотехния, на которой королева Квинтэссенция питалась только абстрактными категориями. И вот, наконец, друзья высадились на том острове, где обитал оракул Бутылки. После радушного приема принцесса Бакбук отвела Панурга в часовню. Там в фонтане лежала Бутылка, наполовину погруженная в воду. Панург исполнил песню виноградарей. Бакбук сразу бросила что-то фонтан, в результате чего в Бутылке послышалось слово «тринк». Принцесса достала книгу, обрамленную серебром, которая на самом деле оказалась бутылкой вина. Бакбук приказала Панургу немедленно осушить ее, так как «тринк» означает «Пей!» Напоследок принцесса передала Пантагрюэлю письмо для отца и отправила друзей домой.

fb.ru

"Гаргантюа и Пантагрюэль": краткое содержание / Другие авторы

Жили были король великан Грангузье и его супруга, тоже великанша, Гаргамелла из "Гаргантюа и Пантагрюэль", краткое содержание которого мы вам изложим. Жили они счастливо, много ели и много пили. Так много, что на их пропитание шли сотни и тысячи коров, поросят, баранов и всякой живности. Со всего королевства везли им провизию, ведь они короли — значит, и стол у них должен быть королевским. К тому же у каждого члена королевского дома был преогромный рот. Короли-великаны вместе с салатом могли проглотить и кого-либо из своих подданных, как это случилось однажды с наследным принцем, отправившим себе в рот шестерых паломников, притаившихся за капустными листьями. Правда, паломникам удалось спастись, но страху они натерпелись немало.

Событием в жизни Грангузье и Гаргамеллы было рождение сына Гаргантюа, того самого, который потом чуть было не проглотил шестерых благочестивых паломников. Гаргамелла объелась потрохами, «она съела этих самых кишок шестнадцать бочек, два бочонка и шесть горшков» и в таком своем недуге разрешилась от бремени. Королевский сын, как и полагается королевским сынам, появился на свет необычным способом, он вылез из левого уха своей родительницы.

Итак, королевский сын родился. Но едва он появился на свет, как громогласно заревел: "Пить!" Это привело Грангузье (Большая глотка) в великий восторг. Сын явно обнаруживал наследственные черты. «Какая же она (глотка) у тебя здоровенная!» — воскликнул счастливый отец (кё гран тю а). Так и назван был сын — Гаргантюа. Сказочная страна, в которой все это происходит, очевидно, Франция, потому что живут в ней французы. Они «по природе своей жизнерадостны, простодушны, приветливы и всеми любимы». Судя по всему, королевство должно быть огромным. Но, присмотревшись повнимательнее, мы видим, что родина великанов — всего лишь маленькая область вокруг хуторка Ла Девиньер. который принадлежал отцу Рабле. Однако все здесь как в заправских больших королевствах — и города, и крепости, и монастыри, и войны.

Гаргантюа был в родителей велик ростом и отличался таким же непомерным аппетитом. Жил он в свое удовольствие, пил, ел, спал и делал все то, что делают дети в его возрасте. К нему был приставлен для науки ученый дядька, схоласт, который обучал его латыни, но так, что королевское дитя год от года становилось глупее. Это в конце концов было замечено, и королевскому сыну дали другого учителя, ученого гуманиста, который применил совсем иной способ обучения и добился результатов замечательных. Гаргантюа вырос на диво разумным человеком. По этому поводу автор вспоминает древнегреческого философа Платона, который мечтал о таком государстве, где короли были бы философами, а философы королями.

Добрейший Грангузье души не чаял в своем сыне и отправил его для обучения в Париж. Там юный принц учился и развлекался. Однажды он уселся на башне Собора Богоматери. Этот неблагочестивый акт очень подивил горожан. Потом принцу приглянулись колокола Собора, и он приспособил их в качестве погремушек на шею своей кобылы. Это произвело еще больший переполох. Для вызволения колоколов к принцу был отправлен магистр местного университета (Сорбонны), некий богослов, причесывавшийся под Юлия Цезаря (Юлий Цезарь, как известно, был лыс), «неказистый» и «грязнее грязи».

Богослов произнес блестящую «мухоморительную» речь в защиту колоколов, в которой, между прочим, сообщил, что, в случае благополучного завершения своей миссии, он. богослов, получит от Сорбонны «десять пядей сосисок и отличные штаны». «Ах! ах! — жаловался сорбониист.— Не у всякого есть штаны, это я хорошо знаю по себе!» Гаргантюа был растроган, и колокола были возвращены. Так проходили дни юного Гаргантюа в Париже. Вскоре ему, однако, пришлось вернуться домой. Началась война. Поводом к ней послужила драка из-за лепешек.

Повод, как и во всех войнах, ничтожный, но последствия ужасные. На королевство напал со своим войском король-сосед — Пикрохол. Грангузье хотел было миром кончить распрю (он был не охотник до драк), но Пикрохол заупрямился, и война началась. В войне отличился монах по имени Жан. Монашеского в нем было мало, зато силушкой он обладал богатырской и так громил неприятеля, что получил прозвище Жан Зубодробитель. Пикрохол был побежден и лишился королевства. Одна старуха нагадала ему, что трон свой он вернет тогда, когда рак свистнет. И с той поры бывший король Пикрохол, всеми презираемый, жалкий и злой, выспрашивал у каждого, не слыхивал ли кто, как за морями да за долами свистнул рак.

Род великана Грангузье между тем здравствовал. Правда, сам Грангузье уже почил, но сын его, теперь король Гаргантюа, женатый на королеве Бадбек (это слово на гасконском диалекте означает «Разиня»), мирно управлял государством.

У Гаргантюа и Бадбек — сын Пантагрюэль, веселый, разумный и на редкость добродушный. Все было бы хорошо, но некий король Анарх возмечтал о мировом господстве и, как некогда Пикрохол, напал на королевство, которым правил Гаргантюа. Финал оказался и на этот раз для зачинщика плачевным. Анарх лишился трона и стал торговцем лука.

И снова в стране воцарился мир. Теперь в центре внимания принц Пантагрюэль и его друзья. Среди них Жан Зубодробитель, гуманист Понократ, озорник, но ученейший малый Панург и др. Веселая, шумная и, надо сказать, умная компания. Панург задумал жениться. Женитьба — дело простое, но каково старому холостяку решиться? А для Панурга уже «полдень прошел». И вот начались великие сомнения. А вдруг начнет изменять, а вдруг станет драться будущая супруга? Сомнения Панурга разделяет вся его компания. За советом обращаются и к ученым, и к знахарям, и к умным, и к дуракам. Нет убедительного ответа. Добрая компания решила в конце концов отправиться в далекое путешествие в неведомые страны к оракулу Божественной Бутылки.

Каких только диковин, каких чудищ не повидали они по пути! Наконец прибыли к Божественной Бутылке, но та вместо ответа издала особый звук, впрочем, такой, какой и может издавать бутылка: «Тринк!»

Странное, удивительное произведение! Оно живет уже пятое столетие. Интерес к нему не ослабевает. Что же в нем особенного? — Сказка. Вымысел. Фантазия. Шутки, прибаутки. «Гаргантюа и Пантагрюэль»... Краткое содержание, конечно, передает лишь основные события, а сама книга - огромный том. Ее автор — ученейший человек, доктор медицины Франсуа Рабле.

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн. 3. Литература эпохи Возрождения. – М.: Просвещение, 1997

classlit.ru

«Гаргантюа и Пантагрюэль»: анализ романа Рабле / Другие авторы

Колоссальная, удивительная даже для эпохи универсальных гениев, какою было Возрождение, эрудиция Рабле проступает в каждой детали его сочинения. Нет ни одного персонажа, ни одного эпизода в романе, который не восходил бы (хотя отнюдь не сводился) к прецеденту, прообразу, источнику, не вызывал бы целую цепочку культурных ассоциаций. Ассоциативно-хаотический принцип воспроизведения предметов и явлений мира царит и в деталях — например, в знаменитых раблезианских каталогах (перечислении многочисленных игр Гаргантюа, подтирок и т.п.), и в общей структуре сюжета с его непредсказуемо прихотливым, «лабиринтным» развитием и насыщенностью диалогами. 

По существу три последние книги романа повествуют не просто о путешествии пантагрюэлистов к оракулу Большой Бутылки, но о поисках истины, рожденных попыткой разрешить диалог-спор Пантагрюэля и Панурга — «человека всежаждущего», гуманиста, но одновременно пьяницы, носящего имя фольклорного черта, и «человека всё-могущего», умельца, но и ловкача, ведущего свою родословную от древнего мифологического образа плуга (трикстера). Таким образом диалог выступает в произведении не только как композиционный прием, но как общий принцип художественного мышления автора: он как будто задает себе и миру бесконечно будоражащие вопросы, не получая, точнее, не давая окончательно исчерпывающих ответов, но демонстрируя многообразие истины и многоцветие жизни. Потому-то «никто, лучше Рабле, не воплотил дух Ренессанса — эпохи, жадной до интеллектуальных поисков, времени художественного расцвета, открытий во всех областях» (Ж. Фревиль).

Характер и смысл книги Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», анализ которой нас интересует, — «писать не с плачем, а со смехом», веселя читателей. Пародируя ярмарочного зазывалу и обращаясь к «достославным пьяницам» и «досточтимым венерикам», автор тут же предостерегает читателей от «слишком скороспелого вывода, будто в этих книгах речь идет только о нелепостях, дурачествах и разных уморительных небывальщинах». Заявив о том, что в его сочинении царит «совсем особый дух и некое, доступное лишь избранным, учение, которое откроет вам величайшие таинства и страшные тайны, касающиеся нашей религии, равно как политики и домоводства», автор сразу же открещивается от попытки аллегорического прочтения романа. Тем самым Рабле на свой лад мистифицирует читателей — столь же разъясняет свои намерения, сколь и задает загадки: недаром история интерпретаций «Гаргантюа и Пантагрюэля» представляет собой причудливый ряд самых контрастных суждений. Специалисты ни в чем не сходятся в определении ни религиозных взглядов (атеист и вольнодумец — А. Лефран, ортодоксальный христианин — Л. Февр, сторонник реформаторов — П. Лакруа), ни политической позиции (пламенный сторонник короля — Р. Маришаль, протомарксист—А. Лефевр), ни авторского отношения к гуманистическим идеям и образам, в том числе существующим в его собственном романе (так, Телемское аббатство рассматривают то как программный эпизод желанной демократической утопии, то как пародию на такую утопию, то как в целом несвойственный Рабле придворно-гуманистический утопический образ), ни жанровой принадлежности «Гаргантюа и Пантагрюэля» (книгу определяют как роман, мениппею, хронику, сатирическое обозрение, философский памфлет, комическую эпопею и т.д.), ни роли и функции основных персонажей.

Объединяет их, пожалуй, лишь одно: обязательное дискуссионное сопряжение своего прочтения романа с бахтинской концепцией карнавальной природы раблезианского смеха. Мысль М.М. Бахтина о противостоянии поэтики романа Рабле официальной, серьезной литературе и культуре эпохи довольно часто истолковывается как недооценка ученым причастности писателя к высокой книжной гуманистической традиции, между тем как речь идет об определении индивидуального, неповторимого места Рабле в этой традиции — одновременно внутри и вне ее, над ней, в каком-то смысле даже напротив нее. Именно такое понимание объясняет парадоксальное сочетание программности и пародийности знаменитых эпизодов гуманистического обучения Гаргантюа, наставления Пантагрюэля его отцом, Телемского аббатства и многих других. Чрезвычайно важным в этом аспекте представляется замечание Бахтина по поводу отношения Рабле к одному из важнейших течений гуманистической философии его времени: «Рабле отлично понимал новизну того типа серьезности и возвышенности, который внесли в литературу и философию платоники его эпохи <...> Однако он и ее не считал способной пройти через горнило смеха, не сгорев в нем до конца».

Распространенное в современных исследованиях полемическое отношение к основным идеям М.М. Бахтина — о стихии народного карнавала, воплощенной в «Гаргантюа и Пантагрюэле», об амбивалентности (то есть равноправии двух полюсов смерти/рождения, старения/обновления, развенчания/прославления и т.д.) раблезианского смеха, о космической, «становящейся», выходящей за свои пределы телесности его образов и специфике гротескного реализма — не отменяет того факта, что фундаментальный труд ученого впервые приблизил читателей к действительно глубокому пониманию этого столь же загадочного, сколь уникального произведения, к выяснению природы его художественного новаторства. Именно в осознании амбивалентности и универсальности смеха Рабле коренится понимание особого значения его книги: ведь «какие-то очень существенные стороны мира доступны только смеху» (М.М. Бахтин). Смех Рабле гуманистичен, по-настоящему радостен. Это особое мироощущение, выраженное в изобретенном писателем термине «пантагрюэлизм», Рабле определяет в прологе к «Четвертой книге» как «глубокую и несокрушимую жизнерадостность, перед которой все преходящее бессильно».

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

classlit.ru

Краткое содержание Гаргантюа и Пантагрюэль Франсуа Рабле

Книга 1

Читая, пейте, ешьте, не грустите, - так обращается рассказчик повествования к читателю. Автор говорит, что это повесть об ужасной жизни ее героев. Гаргантюа был рожден в королевской семье, которая принадлежала древнему роду. Именем его отца было Грангузье, а мать звали Гаргамеллой. Мама вынашивала своего сына 11 месяцев и смогла родить его огромным и здоровым своим левым ухом. Рассказчик утверждает, что в этом нет ничего странного. Мальчика назвали Огромной глоткой, или Гаргантюа, по первым словам отца, когда тот увидел своего сына.

Мальчик обладал незаурядным умом и был силен, к 6 годам он знал, что подтираться лучше всего маленькими гусятами. У него было много учителей, - Дурако, Простофиль, Понократ. Когда Гаргантюа достиг определенного возраста, его отправили на учебу в Париж. Он был восхищен колоколами собора Богоматери, считая, что они подойдут его кобыле, Гаргантюа их снял. Его отговорили от этой блестящей идеи и колокола вернулись на свое место.

Гаргантюа активно обучался, когда началась война из-за лепешек. Грангузье хотел перемирия, но король Пикрохол не согласился, тогда отец позвал Гаргантюа. Замок Пикрохола у реки Вед был разрушен, начался пир в родовом замке, где Гаргантюа чуть не съел 6 паломников вместе с салатом, но вовремя выковырял их зубочисткой.

После хорошей попойки и знакомства с Братом Жаном главные герои отправились в поход, где победили Пикрохола окончательно и разбили всех его генералов, но Пикрохолу все же удается сбежать и его обнадеживает одна колдунья, которая напророчила ему снова быть королем когда рак свистнет. Пикрохол ждал всю жизнь и постоянно справлялся о новостях рака.

После победы главные герои снова устроили пир, а Брат Жан решил отменить все законы в побежденном государстве, чтобы никто не держал обета целомудрия, не был бедным и вел себя независимо. В этом новом государстве каждый вел себя так, как он хотел.

Книга 2

У Гаргантюа была прекрасная жена, принцесса Утопии, Бадбек. Она родила своему мужу огромного, здорового сына, а сама умерла. Гаргантюа назвал своего сына «Все Жаждущие», или Пантагрюэль, из-за того, что в то время была засуха. Новоиспеченный отец долго переживал из-за смерти своей жены, но потом решил не плакать, но пить.

Пантагрюэль был очень сильным мальчиком и еще младенцем порвал медведя на части. По примеру отца получать обучение Пантагрюэль поехал в Париж. По пути молодой великан встретил говорящего на французско-латинском языке лемузинца. Было совершенно не понятно, о чем лемузинец говорит, и это очень разозлило Пантагрюэля. Он начал душить лемузинца, пока мошенник не заговорил на нормальном, французском языке.

Пантагрюэль читал очень полезные и познавательные книги в библиотеке Св. Виктора. Они были том, как священники щелкают друг друга по носу или о правилах жизни подагриков и венериков. Во время одной из своих прогулок он встретил человека побитого, всего в синяках. Это был Панург, который недавно сбежал их турецкого плена, где его хотели зажарить и съесть, но тому удалось сбежать. После его побега сгорел весь город.

Пантагрюэлю легко удавалось решать судебные споры так, что все стороны и слушатели оставались довольными. Это прославило его как ученого. Один из ученых, Таумаст, захотел сразиться с Пантагрюэлем, проверив его ученость, предложил поединок знаками без слов. Панург предложил себя в качестве ученика Пантагрюэла и блестяще выиграл.

В это время Гаргантюа отправляется в страну фей, а в его отсутствие на утопию напали дипсоды. Пантагрюэль скорее едет домой, уничтожает 660 рыцарей врага, топит их лагерь мочой. Панург воскрешает обезглавленного Эпистемона, учителя Пантагрюэля, который во время смерти был в аду, и ему там очень понравилось, так, что он жалел о своем возвращении. Дипсодия была покорена.

Книга 3

После удачной войны Пантагрюэль стал королем Дипсодии, он переселил в эту страну часть жителей Утопии, чтобы те научили дипсодийцев послушанию и обязательности. Панургу был подарен замок, где тот прогулял все богатство, которого бы хватило на 3 года за 2 недели. Назанимал много денег, которые не собирался отдавать, говоря, что никто так не молится о жизни человека, как тот, кто занял ему денег.

Панургу вздумалось жениться, но он сомневался, надо ему это или нет, – принесет ли такой поступок ему счастье, или же он будет страдать в браке. Они решили погадать по Вергилию, но толкования героев кардинально различались и сомнения не были устранены. Сон Панурга тоже не принес однозначного решения.

Два друга обратились за решением своей проблемы к поэту, но тот ответил стихами, где были одни противоречия, он советовал Панургу и жениться и никогда этого не делать, и спешить и не торопиться и решиться, и бежать стремглав. Это запутало главных героев еще больше. Но никто так и не дал ответа вопрошающим, - ни брат Жан Зубодробитель, ни ученый муж Трипп, ни богослов, ни лекарь, ни судья, ни даже философ.

Кто-то говорил, что женитьба идет в комплексе с рогами и страданиями, как набор. Философ советовал жениться и не жениться, - по его мнению, это можно было сделать, а можно было и не делать. Панург сдался. Последними советчиками стали судья и шут. Судья сам оказался судимым, Пантагрюэль смог спасти его своим красноречием. А судья оправдал себя старостью, - так его отпустили не наказывая. Шут дал ответ противоречивый, но посоветовал отправиться людям, ищущим ответа к оракулу Божественной бутылки, подарив Панургу пустую бутылку. Герои собрали флотилию и были готовы к отплытию в путешествие на поиски устранения сомнений о нужности и ненужности брака.

Книга 4

День пятый. Герои встречают Фонарийский корабль. Панург поссорился с тем, кто звал себя Индюшонок, он был жадным купцом. Панург захотел проучить надменного купца, купив его барана, но необычного, а того, кто был самым главным в стаде баранов. Панург сбросил животное за борт и за ним начали прыгать остальные бараны. Купец, пытавшийся спасти свой товар, сам упал за борт и утонул.

Путники достигли земель Прокурации, ее жителями были ябеды и прокуроры. Многие зарабатывали на жизнь оскорблениями людей, драками и судами. Путникам не предложили даже еды и воды. За двадцать золотых брат Жан избил одного из жителей, а остальные завидовали тому, кого били за такие деньги.

Герои проплывали острова Жалкий, Дикий, жители которых враждовали друг с другом, одни были постниками, а другие жирными колбасами. На Диком Колбасы напали на путников, решив, что они шпионы Постника. Бой был смелым, бодрым, но последним для многих из Колбас. Их божество в виде хряка отправило раненым Колбасам бочки целительной горчицы.

Путники посетили такие острова как Руах, Папефиги, Папоманы. Там они узнали об истории одного пахаря, который спорил с чёртом. Однажды он посеял полбу, и они с чёртом решили поделить то, что вырастет, пополам. Чёрт выбрал подземные плоды и через несколько месяцев остался ни с чем. А когда мужик сажал репу, чёрт решил схитрить и позарился на то, что выросло над землей, и снова остался ни с чем. Чёрт разозлился и вызвал мужика на бой царапаньем, но недовольного обхитрила находчивая жена мужика.

Проплывая Ледовитое море, путники слышали замерзшие зимой звуки битвы, которые оттаяли весной и теперь были слышны. Одним из островов правил мессер Гастер, которого все звали всемогущим. Люди предлагали Богу всю еду и считали, что Гастер был тем, кто создал все искусство. Наука тоже была создана Гастером, как и все остальное. Когда путешественники проплывали острова, где жили Воры и Разбойники, Панург испугался кота Салоеда, думая, что кот – чёрт, а затем рьяно отвергал свой испуг.

Книга 5

Друзья прибывают на остров Звонкий, но их на него запустили только после того, как путники попостились 4 дня. Это было тяжело, - и спустя рукава и даже зря. На этом острове жителями были разнообразные птицы, которые пели когда начинали звонить колокола.

После были острова Железных Изделий, Плутней. Путники побывали на Застенке, где жили ужасные Пушистые Коты. Жители этого острова питались взятками, в гавань шли корабли с большим количеством взяток. Путникам насилу удалось избавиться и убежать от пушистых лап этих чудовищ.

Матеотехнией правила королева Квинтэссенция. Она питалась только абстрактным, чем-то вроде категорий, а ее жители всегда были заняты очень полезными делами, – пытались подоить козлов, переливали молоко через решето, пытались поймать сетями ветер. Долгожданная Фонария приняла путников в лице Фонаря. Принцесса Бакбук была жрицей оракула и встретила путников приветливо, хорошенько накормив их и напоив.

Пир проводился в храме Бутылки, который был похож на погребок, а фонтан, бьющий внутри храма, имел волшебное свойство, - принимать вкус любимого вина того, кто его пьет. Все это понравилось путникам, они хорошо отдохнули, а затем Бакбук повела Панурга за ответом к Божественной Бутылке. Он увидел алебастровый фонтан, вознес ей Божественной Бутылке молитву виноградарей, раздался шум оттого, что Бакбук кинула что-то в фонтан, а затем послышалось «Тринк».

Бакбук подала Панургу книгу, которая оказалась бутылкой. Она расшифровала слово, произнесенное оракулом Бутылкой, которое означало «Пей» и приказала опустошить книгу бутылку до дна за один подход. Когда путники прощались, Бакбук передала письмо к отцу Пантагрюэля, Гаргантюа.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль. Картинка к рассказу

Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль кратко за 2 минуты

Сейчас читают

  • Краткое содержание Блок Незнакомка

    В уличном кабаке, который наполнен шумом и пьяными разговорами, которые создают музыку трактирной пошлости. Царит атмосфера сюрреализма, половой и хозяин похожи друг на друга

  • Краткое содержание Старый гений Лескова

    Данный рассказ повествует нам о действиях, которые происходят во второй половине девятнадцатого века. Жила одна бедна старушка – дворянка, у которой имелось собственное поместье.

  • Краткое содержание Шукшин Правда

    На одном из совещаний выступал с пылкой речью Николай Алексеевич Аксенов - председатель колхоза "Пламя коммунизма". В своём выступлении он подверг критике недостатки колхоза и пообещал все исправить.

  • Краткое содержание Аксаков Семейная хроника

    Книга Аксакова «Семейная хроника» посвящена истории его семьи. Создана она по его воспоминаниям и рассказам родных.

  • Краткое содержание Путь Абая Мухтара Ауэзова

    Произведение посвящено описанию жизненного пути великого представителя казахского народа Кунанбаева Абая, завоевавшего себе славу поэта и просветителя.

2minutki.ru