Валерий Артамонов. Отрывки из книги. Артамонов тосол синтез книга


Город наизнанку. - Мысли маленького человека

   Друзья, вы не замечали, что в вашем городе много зданий мимо которых вы проходите много раз. Даже может несколько раз в день, но никогда в них не заходили.  Они есть во всех городах. Сегодня я начинаю новую рубрику  "Город наизнанку" в которой будут размещаться фото интерьеров зданий в которых вы, скорее всего, не были!

   В последнее время в моем родном городе появилось несколько таких зданий. Сегодня я расскажу о двух из них. Оба здания имеют необычную историю строительства и оба построены на средства частных инвесторов. И, наверное не удивительно, что оба они имеют религиозное значение.

    Первое - часовня Архангела Михаила на Свадебной площади. Она стоит в самом центре города. На круглой площадке перед Дворцом культуры. Сколько было сломано копий до ее строительства! И немудрено, культовое сооружение в центре СОВЕТСКОГО города - это нонсенс! 

    [Узнай кто строит храмы] о... деньги, видимо решают все! И, наш земляк, а теперь руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям России Михаил Сеславинский решил построить часовню имени себя дорогого именно здесь! И точка!

  За два прошедших года горожане привыкли к такому соседству светского и духовного. А гости города вообще думают, что часовня стояла изначально, а вокруг нее понастроили город)))

Конечно классический стиль сильно сбивает с толку. Как рассказал автор проекта часовни архитектор Виктор Коваль, стиль часовни – русский классицизм - определился быстро, поскольку Дзержинск формировался в 30-40-е годы ХХ века, в период сталинского ампира, господства классической архитектуры.

Войдем же внутрь этого здания. Внутри нас встречает тоже классический иконостас.

   Несмотря на маленький размер помещения, посетителей не покидает ощущения воздушности. И все благодарядовольно высокому куполу. Через него же в помещение поступает дневной свет.

Стены украшены фресками с изображениями библейских сюжетов.

 Предполагалось, что в те дни, когда на площади Свадебной будут бракосочетания, в часовне будет находиться священник, чтобы сказать пару слов молодоженам, пожелавшим туда зайти. Но желающих находится не очень много.В остальные дни люди могут зайти туда и поставить свечку. 

 Следующим объектом, в который не каждый зайдет. Является Храм преподобного Антония Великого. Именно он встречает блеском своих куполов автомобили въезжающие в город со стороны микрорайона Северные ворота. 

    Воздвижение этой церкви началось в июне 2007 года. В апреле 2009 года в рамках архиерейского визита был заложен алтарь и состоялось освящение престола.  

Строительство храма велось полностью на средства частных лиц.  Основным спонсором и попечителем строительства был один из известных предпринимателей города, который построил этот храм в честь своего погибшего малолетнего .Именем небесного покровителя сына и названа эта церковь.

Особого внимания заслуживает его иконостас, он выполнен мастерами Нижегородской епархии и получился высоким - в четыре яруса. А вместе с ним храм святого Антония получил и списки редких икон. Здесь можно увидеть иконы посвященые  святой Матроне Московской, целителю Пантелеимону и благоверному князю Александру Невскому. 

   Храм выполнен в древне-византийском стиле. Внутреннее убранство характерно для большинства русских церквей .

 Роспись внутри церковного здания, выполнили мастера иконописной мастерской «Ковчег». На звоннице установлены колокола, изготовленные в городе Тутаеве Ярославской области. 

Антониевский храм поражает воображение стилем и красотой. Он построен в необычном для Нижегородской земли древневизантийском стиле. В нем нет колонн и перегородок, поэтому здесь прекрасная акустика, много света и простора.

Первым в храме было проведено пасхальное богослужение, которое совершил 4 апреля 2010 года настоятель храма иерей Илья Шитов. На первую Пасхальную вечерню, которая проходила среди установленных в храме строительных лесов, собралось около 50 членов прихода.

   С самого начала планировалось, что этот храм станет центром социальной жизни и миссионерской работы в городе.Сразу же после открытия храма сюда переехал православный молодежный клуб „Теос". Его участники — молодые люди от 15 до 30 лет, которые приезжают в Антониевский храм со всего города.

А это сам первый святитель христианской Церкви, основатель монашества преподобный  Антоний Великий.

Валерий АРТАМОНОВгенеральный директор компании „Тосол-Синтез&quot

"Храм я построил в память о сыне, погибшем в 1993 году. Поэтому в его строительство вкладывал душу. Наше предприятие старалось закупать самые лучшие материалы, использовать лучшие технологии. Мне приятно, что храм получился уютным и удобным — с теплыми полами, собственной котельной, красивой подсветкой. Очень рад, что нам удалось построить на территории храма воскресную школу и церковную лавку.Наша компания живет этим храмом, поэтому наша забота настоящая. Хочется, чтобы людям, которые приходят в этот храм, было комфортно и они захотели бы прийти еще раз.Сейчас я сожалею только о том, что мы построили маленький храм. Нужно было строить большой, пусть даже на это ушло бы больше времени и средств"

milutkin.livejournal.com

«Мне дали карт-бланш и позволили творить»

Люди – именно люди, а не кадры – главная ценность любого предприятия. Однако действительно ценностью человек может стать лишь в том случае, если работа становится для него вторым домом: он хочет туда идти, ему там созданы условия для профессионального и личностного роста, он чувствует там свою необходимость и доверие. Для многих работников компании «Тосол-Синтез» она является таким домом, и по их судьбам, связанным с предприятием, можно проследить историю его становления и развития в целом. Это мы и постараемся сделать на конкретных примерах.

Начнем с Владислава Васильевича КУЗНЕЦОВА (на фото слева), который стоял у истоков создания на «Тосол-Синтезе» научной школы и новых модификаций выпускаемой продукции.

Первая высота

Вся сознательная жизнь Владислава Васильевича Кузнецова, а это более пятидесяти семи лет, связана с городами. Сначала с Ленинградом, где он учился в Технологическом институте, потом с Дзержинском, куда попал по распределению после получения диплома о высшем образовании. То есть без преувеличения этого человека можно считать горожанином. Однако сам Владислав Васильевич называет себя таежником, ведь он «родился и вырос в лесах» Костромской области, именно там формировался его характер, отношение к людям, природе, труду. Что такое труд – настоящий, мужской, он узнал еще мальчишкой: в шестнадцать лет стал работать лесорубом и зарабатывать себе на дальнейшую учебу. В том, что его «университеты» не закончатся десятью классами всеобщего среднего образования, парень был уверен.

Школьником Слава Кузнецов был помешан на химии, поэтому, когда пришла пора определяться, кем быть, решил поступать в Ленинградскую «техноложку» – один из самых сильных вузов страны, готовящих специалистов для работы в химической промышленности. Отец, учитель начальных классов, тогда только посмеивался над сыном: не по Славке, мол, шапка – этот технологический. Оказалось, что по Славке, то есть по Владиславу Васильевичу. Поступление и окончание Ленинградской «техноложки» стало его первой высотой. Потом его даже в аспирантуре уговаривали остаться, но он, сказав, что абсолютно не научный человек, а производственник, от столь лестного предложения отказался. С этого самого момента дальнейшая жизнь Владислава Васильевича Кузнецова оказалась связана с нашим городом.

Та заводская проходная…  

Распределение получил в «Оргхим» (была тогда в Дзержинске такая пусконаладочная организация), но по стечению обстоятельств работать там не посчитал для себя возможным. Устроился – не без проблем – инженером-химиком на «Капролактам». Начинал начальником смены одного из цехов производства поливинилхлоридов, откуда верными шагами стал подниматься по карьерной лестнице. Был начальником цехов, заместителем начальника производства. Строил и запускал Завод окиси этилена и гликолей, потом производство синтанолов. Работать было интересно, получал от работы удовлетворение. Слова песни «мне ни на что не променять ту заводскую проходную, что в люди вывела меня», казалось, как раз были про него – Владислава Васильевича Кузнецова. Но тут грянули девяностые.

Началось узаконенное злостное разрушение отечественной промышленности. Вчерашние заводы-флагманы один за другим «загибались» и, если совсем не закрывались, превращались в жалкое зрелище. Нечто подобное начало происходить и с Дзержинским «Капролактамом». Когда там закрутилась процедура банкротства, Кузнецов был начальником производства синтанолов. «Наше производство тоже уже находилось на последнем издыхании, но мы вопреки всей логике развивающихся событий продолжали бороться и оставались рентабельными, – вспоминает Владислав Васильевич. – Но это уже была не работа. Все на нервах во имя неизвестно чего: мы же понимали, что того предприятия, которое строили, создавали, уже не будет. Осознавать это было больно и горько…»

В омут с головой

Именно в таком настроении и застал однажды Владислава Васильевича Кузнецова его друг Михаил Иосифович Рабинович (ныне уже покойный). Знакомы они были со студенческих лет: учились в одном институте, жили в одном общежитии. И в Дзержинск в свое время Рабинович распределился именно потому, что здесь уже Кузнецов работал. В общем, друзьями эти мужчины были проверенными, настоящими. Поэтому-то Владислав Васильевич и не потребовал от Михаила Иосифовича никаких объяснений, когда тот посадил его в машину и повез в неизвестном направлении. Привез на Суворова, 13, где тогда находился офис мало кому известной организации «Тосол-Синтез».

«Заходим в кабинет. Там за столом сидят три незнакомых мне «добрых молодца», как потом узнал: Валерий Артамонов, Валерий Осокин и Юрий Учанин, – вспоминает Владислав Кузнецов. – Без каких-либо предисловий и расшаркиваний один из них, обращаясь ко мне, говорит: «Владислав Васильевич, ты нам нужен». И все, никакой конкретики: на какую должность, зарплату? Однако я отвечаю: «Раз нужен, значит, приду». Подкупило меня это «нужен». А бросаться в неизвестность было совсем не страшно. Во-первых, я знал: раз меня сюда привел Мишка, значит, дело надежное, перспективное. Во-вторых, мне всегда было интересно начинать что-то новое».

В общем, решил Владислав Васильевич оставить насиженное место, высокую должность на «Капролактаме» – пусть в разваливающемся, но известном предприятии – и пойти работать на «Тосол-Синтез». Однако руководству «Капролактама» это не понравилось, и там просто так отпускать столь ценного работника, каким был Владислав Кузнецов, не захотели. В итоге за него разгорелась настоящая борьба. В одном кабинете за одним столом собрались руководители «Капролактама» и «Тосол-Синтеза», сидели «стенка на стенку», Кузнецов – посередине. Когда ему предоставили «последнее слово», он сказал, что раз пообещал ребятам с «Тосола-Синтеза» прийти к ним, то слово свое сдержит. И сдержал.

Я всю жизнь инженер и горжусь этим

Было это в 1999 году. Перед тем как принять на работу, Юрий Учанин спросил Владислава Кузнецова: «Должность-то вашу как назвать?» Ответ был в духе Владислава Васильевича: «Должности и троны меня не интересуют, я всю жизнь инженер и этим горжусь, поэтому, хоть горшком назовите, только в печь не ставьте и зарплату не забывайте платить». В итоге назвали его главным технологом. Должность эта обязывала ко многому: разрабатывать и создавать новые виды и модификации выпускаемой на предприятии продукции, то есть заниматься научной деятельностью. Начинать же пришлось чисто с бумажной работы.

«Дело в том, что, когда я пришел на «Тосол-Синтез», никакой технической документации – ни регламентов, ни инструкций, ни стандартов – там не было, но без этого же нельзя, – рассказывает Владислав Васильевич. – Необходимо было незамедлительно создавать Технические условия на тормозную жидкость, которую мы выпускали и продавали, – это знаменитый «Росдот». Для меня автохимия на тот момент была темным лесом. Но я зарылся в научную литературу и скоро разобрался и в тормозных жидкостях, и в антифризах. Нам же с советских времен богатейшую научную базу оставили, целый кладезь знаний, главное – хотеть им воспользоваться. Я хотел, и желание мое было вознаграждено. Однако одному вытягивать на развивающемся предприятии порученное мне направление деятельности было очень тяжело, и я начал «зашиваться».

Возможно, где-нибудь в другом месте человек так бы и «зашился», надорвался и полностью разочаровался в работе. Но только не на «Тосол-Синтезе». Руководители новой формации быстро смекнули, что Кузнецову нужны помощники (инженеры-технологи), и тогда он горы свернет. Дали заявку в отдел кадров, откуда потенциальных помощников стали присылать к Владиславу Васильевичу. Подход к тем, с кем собирался работать в одной команде, был у Кузнецова очень строгим. В конце концов он нашел нужных людей. «Это были Игорь Капитов и Лена Клюквина, – говорит Владислав Васильевич. – Они мне сразу приглянулись, но своими требованиями Леночку чуть не спугнул. Потолковали мы с ней на собеседовании, сказал я ей, чтоб приходила, – попробуем вместе поработать, а она не идет и не идет. Жалко мне было терять эту девочку, так как понял: из нее выйдет толк. Позвонил: «Что такое, почему не приходите?» Оказалось, меня напугалась. Вот так-то. Как и я, Игорь и Лена до прихода на «Тосол-Синтез» не знакомы были с технологиями выпускаемой там продукции. Чтобы во всем этом разобраться, им надо было повторять химию, начиная с седьмого класса общеобразовательной школы. Они засели за учебники и с таким рвением стали во все вникать, всем интересоваться, до всего доискиваться, что я уже совсем не сомневался в том, что в выборе не ошибся и у меня есть своя команда надежных, профессиональных единомышленников».

На каждый вопрос надо давать ответ

Итак, на «Тосол-Синтезе» появился технологический отдел. Поначалу у некоторых сотрудников предприятия это вызвало ропот: зачем, мол, нам столько технологов, раньше без них работали и дальше справимся. Однако уже через год в технологический отдел не зарастала народная тропа: предприятие-то развивалось, ассортимент продукции рос, разумеется, все больше и больше возникало вопросов, связанных с технологическими процессами, качеством выпускаемой продукции. Куда с этими вопросами идти? Естественно, к технологам, тем более что они никогда не отмахнутся, не обвинят в глупости, а внимательно вникнут в суть вопроса и постараются помочь.

«Я своих ребят с первого дня совместной работы учил: запомните раз и навсегда, если человек пришел к вам с вопросом, ни в коем случае не отмахивайтесь от него, – говорит Владислав Кузнецов. – Не знаете ответ сиюминутно – ничего страшного. Скажите человеку, что, когда разберетесь с его вопросом, перезвоните ему и все объясните. И обязательно разберитесь: проштудируйте соответствующую литературу, если надо – съездите на консультацию к специалистам в профильные НИИ, но не оставляйте человека без ответа. По этому принципу мы всегда работали. Люди это оценили, признали нашу необходимость и незаменимость во многих профессиональных вопросах. Так наш отдел стал уважаемым, причем как непосредственно на «Тосол-Синтезе», так и за его пределами».

В подтверждение вышесказанного Владислав Васильевич вспомнил случай о том, как ему однажды позвонил начальник колонны машин, которые перевозили продукты и товары из Красноярска на Таймыр и обратно. Тормозную жидкость они использовали тосол-синтезовскую, а она при температуре ниже минус 60 градусов начинала густеть, и тормоза у машин отказывали. Звонивший был не в претензии, так как на аннотации к тормозной жидкости честно было написано, что ее качество и действие гарантированы при температурах не ниже 50, а не 60 градусов. Мужчина просто просил: нельзя ли чего придумать, чтобы решить их проблему. Сиюминутного ответа у Кузнецова не было, но он пообещал разобраться. Вник в проблему, поэкспериментировал с коллегами из лаборатории и через несколько дней перезвонил на Таймыр, сказал, что можно сделать, чтобы исправить ситуацию. Потом ему оттуда перезвонили и сказали, что даже не знают, как благодарить, ведь все машины в колонне, 2700 штук, даже в самые лютые морозы стали работать как часы. И это только один случай, а сколько аналогичных было еще. И ведь все это работало на имидж компании «Тосол-Синтез», на ассортимент выпускаемой ею продукции в целом.

Все невозможное возможно

Профессиональный же имидж и репутация самого Владислава Васильевича были вообще безупречны. На «Тосол-Синтезе» очень быстро поняли, что для их главного технолога в плане создания, усовершенствования и улучшения антифризов, тормозных жидкостей нет ничего невозможного. Когда же Кузнецова спрашивали, благодаря чему ему удается создавать все новые и новые виды продукции, он отвечал, что благодаря врожденной интуиции и книгам – он не устает и не перестает учиться.

А кроме того, он никогда не отступает от поставленной цели, не пасует перед трудностями. В связи с этим на «Тосол-Синтезе» многие помнят один случай. Когда там уже хорошо был налажен выпуск антифризов и они пользовались спросом у серьезных (причем не только отечественных) потребителей, за рубежом была создана новая марка антифриза – карбокс. В одном из московских научных журналов тогда написали, что в России не найдется специалистов, способных придумать даже что-то аналогичное, уж не говоря о том, что превосходящее этот продукт. Кузнецова это возмутило и оскорбило до глубины души. Пришел он к своему другу Рабиновичу, который в то время был на «Тосол-Синтезе» директором по развитию, и сказал, как отрезал: «Я сделаю!» Рабинович выразил сомнение, и это только добавило масла в уже бушующий огонь самолюбия Владислава Кузнецова. Начал работу. Посвятил ей два с половиной года, а сколько потратил сил, энергии, здоровья, нервов… Но ведь сделал! И когда разработанный Кузнецовым и выпущенный «Тосол-Синтезом» антифриз марки «Феликс»-карбокс отправили на анализ в ведущую лабораторию США, там провели пристрастные исследования и дали заключение, что этот антифриз по своим показателям лучше, чем все импортные аналоги, имеющиеся на тот момент. Вот таким специалистом в своем деле был Владислав Кузнецов.

Вы – технологи, вы нас и двигайте

Он же в свою очередь говорит, что на «Тосол-Синтезе» были созданы все условия для того, чтобы таким специалистом стать. Ведь творческому, ищущему человеку – а наукой занимаются именно такие – прежде всего что надо? Нужна свобода творчества! Чтобы у него не стояли над душой, не погоняли, не контролировали каждый шаг и вздох. Все это Владиславу Васильевичу и его отделу было предоставлено в полной мере.

«Что меня сразу поразило на «Тосол-Синтезе» и поражает до сих пор: там, если доверили тебе какое-либо направление работы, ты можешь изобретать, экспериментировать, искать. Никто не будет тобой помыкать, спрашивать отчет за каждый сделанный шаг, проверять и перепроверять, требовать согласования по любому пустяку. Вот и мне дали карт-бланш и позволили творить. Я же поначалу этого не понял, ведь на госпредприятиях дыхнуть свободно не позволяли, постоянно приходилось перед кем-либо отчитываться, спрашивать, а то даже вымаливать разрешения, не начинать ничего нового, пока тебе не прикажут свыше. Я думал, что и тут так же, поэтому однажды, когда наш отдел выполнил определенный этап работ и надо было переходить к следующему, а указаний никаких ни от кого не поступало, я на оперативном совещании спросил у Артамонова: «Валерий Геннадьевич, мы стоявшие перед нами задачи выполнили, куда двигаться дальше?» Знаете, что он мне ответил? Я эти слова на всю жизнь запомнил. «Василич, – сказал он, – ты почему меня об этом спрашиваешь? Это я должен тебя спросить, куда будем двигаться дальше. Вы – технологи, вы нас и двигайте!» И мы стали двигать. Маркетологи давали нам ориентировку по тому, что происходит на рынке автохимии, на что растет спрос, и мы в зависимости от этого строили свою работу: «издевались» уже над имеющимися тормозными жидкостями, антифризами, модифицировали их. Рабинович к тому времени создал замечательную лабораторию, где нам оказывали неоценимую помощь. Делали все основательно, на совесть. Никто нас не подгонял, разве что мы сами, ведь конкуренты тоже не дремали, а мы хотели по многим модификациям продукции быть на рынке первыми и лучшими, и это нам зачастую удавалось».

Споры кипели, но истина не испарялась

Между тем был на «Тосол-Синтезе» человек (чего  Владислав Кузнецов и не скрывал),  который позволял себе с ним спорить. Это Михаил Иосифович Рабинович. Иногда между закадычными друзьями аж искры летели. И ругались они, и мирились, отстаивая каждый свою точку зрения. Кузнецов, например, как человек, отвечающий за надежность и качество выпускаемой предприятием продукции, считал, что хорошее дешевым быть не может. Рабинович же, как директор по развитию и человек, умеющий считать и экономить заводские деньги, упрекал друга чуть ли не в расточительстве и настаивал на том, чтобы технологи изыскивали возможности создавать качественную продукцию, затрачивая на это как можно меньше денег. Каждый по-своему был прав, и каждый это понимал, поэтому споры между друзьями хоть и кипели, но истина не испарялась. Вместе садились, думали, как, что можно сделать, и нередко находили решение, устраивающее все стороны.

За качество создаваемой и выпускаемой «Тосол-Синтезом» продукции Владислав Васильевич всегда стоял горой и не давал в этом вопросе никому никаких послаблений. Начальнику лаборатории четко и твердо было сказано: если при испытании чего-либо не хватает даже полградуса для соблюдения технических условий, положительного заключения не выдавать и паспорта не выписывать. Производственники из-за этого бывали недовольны, роптали, но Кузнецов оставался тверд как скала, а потому в качестве был уверен. Как, например, ему было приятно узнать, что однажды в Новосибирске при минус сорока градусах с магазинных полок убрали антифризы многих производителей, так как они замерзли. И только антифриз «Тосол-Синтеза» остался на месте, так как без проблем выдержал испытание на прочность, вернее, на морозоустойчивость. И таких поводов для гордости за время работы на «Тосол-Синтезе» у Владислава Васильевича Кузнецова было немало, а проработал он там десять с половиной лет.

Учитель отражается в учениках

Продолжал бы и дальше: нравилось же, интересно было, люди ценили и уважали, но стало подводить здоровье. Когда понял, что выкладываться на сто процентов, как привык, уже не сумеет, а стало быть, и помощи от него предприятию будет меньше, чем могут принести другие, в том числе его же ученики, он решил уйти. Для руководства предприятия это было громом среди ясного неба, они не мыслили науку «Тосол-Синтеза» без Кузнецова. Президент компании Валерий Артамонов даже предложил ему работать на дому – так не хотелось терять такой золотой фонд и в прямом (Кузнецов – кавалер Золотого знака «Тосол-Синтеза»), и в переносном смысле. Однако Владислав Васильевич был непреклонен. Он ушел. А начатое им дело продолжил его ученик Игорь Витальевич Капитов. Он сейчас возглавляет на «Тосол-Синтезе» технический отдел и достойно держит ту высокую планку, какую в свое время установил учитель.

…С тех пор, как Владислав Васильевич Кузнецов покинул стены ставшего для него родным предприятия, прошло уже восемь лет, но там его помнят, рассказывают о нем с большим уважением и любовью. Владислав Васильевич тоже он не забывает о «Тосол-Ситезе» и гордится тем, что ему довелось там работать, творить и наслаждаться тем уровнем свободы, какой могут предоставить думающему, ищущему человеку на действительно сильном, перспективном предприятии, смотрящем далеко вперед.

Алла ЕГОРОВА.

reporter-dz.ru

Дзержинск | Валерий Артамонов. Отрывки из книги - БезФормата.Ru

Часть IX . Служба безопасности

 

Компания «Тосол-Синтез» стала одним из крупнейших производителей качественной автохимии мирового уровня.

Потребители убедились в высоком качестве продукции этого предприятия и теперь специально выискивают товар, украшенный полюбившимся логотипом.

Однако всегда находятся «товарищи», которые жаждут приобщиться к чьему-то заслуженному успеху и, не вкладывая ни труда, ни средств, отделить ручеек от чужого финансового потока.

 

Пресекать такие поползновения - основная задача службы безопасности.

Рассказывает Дмитрий Борисович Кириллов, начальник службы безопасности, кавалер Золотого значка компании «Тосол-Синтез»:

- Наши товарные марки, такие как «РосДОТ», «Роса», «Томъ», «Frost», «Тосол-ТС Дзержинский», «FELIX», «AWM», «X-FREEZE» завоевали рынок и пользуются заслуженным спросом. Именно по этой причине в разных местах то и дело возникают подпольные цеха, выпускающие низкокачественный контрафакт, который маскируют под нашу продукцию.

Мы такие подпольные цеха выявляем и с помощью правоохранительных органов ликвидируем.

Итак, контрафакт. Чем он страшен и почему в Уголовном кодексе Российской Федерации это преступление выделено в отдельную статью, предусматривающую в тяжких случаях лишение свободы на срок до шести лет?

Во-первых, страдает потребитель. Некачественная тормозная или охлаждающая жидкость может и двигатель загубить, и аварию спровоцировать.

Во-вторых, наносится ущерб репутации добросовестного производителя.

- Когда под нас начали делать контрафакт в Сибири, - говорит Дмитрий Борисович, - к нам начали поступать претензии потребителей в этом регионе.

В-третьих, компании наносится значительный материальный ущерб. Прикиньте объемы продаж на такой территории, как Сибирь, и оцените масштаб так называемой «недополученной прибыли».

В-четвёртых, государству не платятся налоги, происходит отмывание наличности.

Но как с подпольными цехами бороться? О, тут требуются методы, которые сделали бы честь и знаменитому Исаеву-Штирлицу. Дело в том, что подпольные цеха всячески маскируются и, чтобы запутать следы, стараются выстроить между собой и конечным потребителем длинную цепочку посредников. Известен случай, когда недоброкачественная продукция проявилась в Моршанске (небольшой городок в Тамбовской области), а цех по ее производству обнаружили в Нижнем Новгороде.

Любопытно, что когда сотрудники милиции пришли арестовывать нижегородских производителей контрафакта, выяснилось, что все эти граждане уже были ранее судимы.

Аналогичного рода подпольные цеха появлялись в Ростове, Люберцах, в Казани. В настоящее время их деятельность пресечена.

После того, как суд завершит разбирательство по уголовному делу, служба безопасности компании «Тосол-Синтез» всегда, в рамках гражданского судопроизводства, подает иск о возмещении нанесенного материального ущерба.

Вообще о работе службы безопасности компании «Тосол-Синтез» можно снимать приключенческий фильм. Правоохранительные органы вступают в дело на самой заключительной фазе операции: СОБРовцы в масках и с автоматами красиво выпрыгивают из грузовика, прикладами вышибают двери, стремительно производят задержание. Но для того, чтобы вся эта карусель закрутилась, нужно получить санкцию прокурора. А для этого необходимо не только собрать исчерпывающую информацию, но и юридически грамотно ее оформить. Однако у Кириллова не только большой опыт работы в милиции, но и два высших образования: педагогическое (знание психологии, физиологии и т.п.) и юридическое. Так что все проблемы решаются оперативно.

- У каждого из наших сотрудников большой опыт оперативной работы, участия в боевых действиях в горячих точках и опыт внедрения, - рассказывает Дмитрий Борисович. - Многим, еще во время работы в подразделениях МВД и таможенной полиции, доводилось участвовать в различных операциях. Например, во время проведения мероприятий по перекрытию каналов контрабанды наркотиков выступали в роли посредников и покупателей (этакой подставной утки), тесно «общались» с представителями этнических диаспор.

Понятно, что в таких ситуациях нужно вести свою роль очень точно. Малейшая фальшь не только испортит все дело, но может и угрозу для жизни представлять.

Опыт, приобретенный в экстремальных условиях, позволяет выходить без потерь из таких ситуаций, которые на первый взгляд кажутся безнадежными.

«Когда открывали филиал по сбыту нашей продукции в Краснодаре, - рассказывает Кириллов, - к директору филиала пришли местные бандиты. Заявили, что хотят получать 30% с прибыли. А поскольку это была организованная группа, директор (женщина), естественно, напугалась. На переговоры мы выехали вдвоем. Рассчитывали, что найдем взаимопонимание с местными правоохранительными органами и они выделят нам людей для прикрытия».

Так, в общем, и вышло.

Встреча была организована в ресторане на окраине города, причем бандиты приехали на машинах с тонированными стеклами (как в кино), в одной из которых находились, как выяснилось позже, бойцы, вооруженные автоматами.

Вообще техника переговоров с людьми, готовыми в любой момент пустить в ход оружие, - тончайшее из искусств. В США даже существует специальная профессия - переговорщик. И здесь, как у саперов, ошибку можно сделать только один раз в жизни.

Но вернемся к нашей истории.

Разговор складывался непросто. Был момент, когда все потянулись за оружием, и ситуация могла сорваться в неуправляемый штопор. Но лидер ОПГ, тоже не глупый мужчина, в какой-то момент понял, что здесь ему не уступят никогда и ни за что. И он начал искать возможность, чтобы отступить, и при этом, как говорится, «не потерять лицо».

Это, кстати, тоже очень тонкий момент: почувствовать, что противник готов уступить, и обеспечить ему для этого психологически комфортные и даже внешне выигрышные условия. В тактике переговоров данный прием носит название «показать врагу дорогу к жизни».

В нашем конкретном случае прием был воплощен за счет того, что была найдена точка соприкосновения лидеров. Дмитрий Борисович в свое время серьезно занимался классической борьбой. А глава краснодарской группировки тоже, как выяснилось, был в свое время борцом. «О, так мы вместе один ковер нюхали!» - воскликнул он. И обстановка разрядилась.

Краснодарцы даже предложили тут же, в ресторане, отметить внезапно вспыхнувшую дружбу, но Дмитрий Борисович, оглядев бледные лица обслуживающего персонала, попросил отложить мероприятие. «Надо же дать людям в себя придти», - пояснил он.

Следующая задача службы безопасности компании «Тосол-Синтез» - проверка договоров и возврат дебиторской задолженности.

В милицейских протоколах Дзержинска неоднократно отмечены случаи, когда некие мошенники получали по фальшивым документам большие партии товаров (как бы на реализацию), после чего бесследно скрывались.

Подобную же схему преступники пытались применить и к компании «Тосол-Синтез». Но просчитались.

А дело было так. Жулики вошли в систему логистики (лицензионная программа «АТИ»). Диспетчер знал, что требуется отправить большегрузную фуру с продукцией в Казань. Все документы были подлинные, платежные поручения свидетельствовали об оплате. Диспетчер со спокойной душой дал разрешение на отправку груза.

Но случилось так, что преступник, выдав себя за представителя фирмы-заказчика, подсел к водителю фирмы-перевозчика и сообщил: начальство, мол, все переиграло, ехать нужно в другую сторону, потому что теперь груз ждут в Москве.

И громадная, полностью груженая фура ушла не к заказчику, а разгрузилась на каких-то чужих складах.

Вообще говоря, в этом случае компания «Тосол-Синтез» не понесла бы ущерба, так как по закону перевозчик несет за груз полную ответственность.

Но представители перевозчика, подсчитав убыток, взялись за голову. И прежде чем выплачивать такую громадную сумму, пришли в службу безопасности ТС в надежде на хоть какую-нибудь помощь.

Можно, конечно, было отказать - сами виноваты. Но по справедливости стоило найти настоящих преступников и заставить их возместить ущерб. Чтобы впредь неповадно было.

Нашли.

Приехали на склад в Москве, а там все двери опечатаны, надписи гласят, что отдел по борьбе с экономическими преступлениями проводит здесь операцию, поэтому вскрывать ничего нельзя. И уж тем более нельзя забирать партию товара. Лучшего камуфляжа для тайника не придумать.

Когда сотрудники службы безопасности обратились в отдел БЭП, то не только не нашли взаимопонимания, но даже услышали угрозы в свой адрес.

Что же делать? Отступить?

Не в наших правилах.

С московскими «коллегами» юридически грамотно поработали, объяснили им, где они не правы, и сообщили, что продолжать действовать в прежнем ключе - не в их интересах.

После этого все стало легко. Опечатанные двери складов открыли, москвичи сами произвели изъятие и даже привели людей, которые занимались хищениями.

Единственное, чего не нашли, так это организатора. Но для службы безопасности ТС главное было вернуть груз и не допустить материальных потерь. Эта задача была выполнена на 100%.

Бывали на предприятии случаи хищений, что называется, «изнутри». Первый из них связан с концентратом моноэтиленгликоля - это сырье, из которого делают охлаждающие жидкости. Стоимость его в зависимости от сезона колеблется очень значительно. И естественно, руководство компании «Тосол-Синтез» закупает сырье тогда, когда цена падает. А запасы хранят в больших емкостях на 5000 тонн. В таком большом объеме емкость автомобильной цистерны (20 или максимум 30 тонн) практически незаметна.

Соблазн для жуликов заключался еще и в том, что в межсезонье емкости только наполняются. Продукт в это время в производство не идет, а, значит, его концентрация лабораторией не контролируется.

И вот возник сговор одного из водителей с аппаратчиком. Водитель заливал в цистерну сырье в Нижнекамске, по дороге его продавал, заливал воду и привозил это под видом сырья в «Тосол-Синтез». А аппаратчик принимал, как будто все в порядке.

Если бы такую операцию мошенники проделали один-два раза, это могло бы сойти им с рук. Дело в том, что моноэтиленгликоль очень гигроскопичен и способен впитывать влагу из воздуха. Когда начался сезон и продукт из емкостей поступил в производство, в лаборатории сразу заметили, что процент содержания воды в емкости повышен. И для получения продукции стандартного качества требуется больше сырья, чем положено по расчетам.

Но вот почему? Может, в дороге происходила разгерметизация цистерн и продукт впитывал водяные пары естественным образом?

Или произошло сознательное нарушение правил перевозки и приемки сырья?

Сразу ответить на этот вопрос было сложно. Но, в конце концов, в дело вступила служба безопасности, которая выявила факт хищения и нашла виновных.

Важно отметить, что расхитители не только признались в содеянном, но и вернули деньги, нажитые воровским путем, компенсировали нанесенный предприятию вред.

Второй случай хищения был связан с полиэтиленовой крошкой - сырьем для изготовления канистр. Как раз в то время остановились два крупнейших в России завода-производителя, и цена на это сырье возросла в разы.

И вот придумали: сменный мастер создавал излишки и прятал их, а ночью грузчики перекидывали мешки через забор и на машине увозили.

Тревогу снова забила лаборатория, контролирующая качество продукции. Там заметили, что стенки канистр стали тоньше. А поскольку по закону физики материя не может исчезать в никуда, к делу подключилась служба безопасности.

Преступников взяли с поличным прямо в тот момент, когда они начали перекидывать мешки через забор.

Приехавшие сотрудники правоохранительных органов охотно приняли на себя оформление уже раскрытого преступления и в положенный срок передали дело в суд. Но главное было даже не в разоблачении преступников, а в том, что хищения пресекли и порядок восстановили.

- Я и в милицию пошел в основном ради справедливости - рассказывает Дмитрий Борисович. - И конечно, не ушел бы оттуда просто так. Но когда меня пригласил Артамонов… Он светлый человек, и я знаю, что здесь я работаю ради правого дела.

 

***

 

Считается, что в современном обществе не прожить без известной доли фальши. Цивилизованность наложила на нас множество так называемых жизненных установок, которые в кратком виде сводятся к ряду высказываний: «Не мы такие, жизнь такая», «С волками жить, по-волчьи выть», «Сами-то мы честные, но зарплата маленькая» и тому подобное.

Но душа каждого человека, как бы глубоко мы ни запрятали ее под безупречный офисный пиджак, всегда знает, что хорошо, а что плохо, и где мы правы, а где фальшивим. Душа не врет. Мы можем (многие натренировались) врать и при этом честно смотреть в глаза, но сердце, если его спросить, все равно скажет правду. Оно по-другому не умеет.

Когда в компании приобрели знаменитый «детектор лжи», Дмитрий Кириллов взялся осваивать работу на нем.

- На самом деле «детектор лжи» - это прибор, который является реабилитирующим, - говорит он. - Представим ситуацию: у кого-то украли кошелек, и под подозрение попадают 5-6 человек. Проводить стандартные милицейские процедуры - всех допрашивать, выпытывать, значит обижать людей. А детектор всех невиновных сразу выводит из-под подозрения.

Примечание . Дмитрий Борисович Кириллов не только великолепный психолог-практик с большим опытом работы. Он не только лично знаком с ведущими специалистами, разработавшими российский «детектор лжи» и методику работы с ним. Он прошел полное обучение, практику в Москве и имеет сертификат на право работы с этим прибором. Таким образом, применение «детектора лжи» в компании «Тосол-Синтез» стало не только перспективным, но еще и полезным, в том числе для тех, кто проходит тестирование.

Если, любопытства ради, попробовать вникнуть в суть метода, по которому действует прибор, то очень скоро приходишь к небольшому открытию. Через фиксацию таких реакций, как частота дыхания, сердечный ритм, мышечное напряжение и т.п., прибор с «импортным» названием «детектор лжи» как раз и обращается к сути человека. К его душе.

Если обратиться к истории, то раньше заменителем «детектора лжи» служила исповедь. Вот пришел ты к батюшке, поведал о прегрешениях. И в этот момент, когда тайное стало явным, самое время остановиться на минуту и подумать. Как ты живешь? Для чего? Схитрил там, обманул здесь. И чего достиг в результате?

Сейчас, когда все рассказал, открыл душу и тем самым подвел черту под прошлым, не самое ли время задуматься: куда идти дальше? К чему стремиться?

Будешь ли ты гордиться своей жизнью в момент, когда придет время подвести окончательный итог?

Естественно, безгрешных людей не бывает - придите к любому священнику, и он, опираясь на Библию, многое вам расскажет о сущности людской натуры.

Но в главном (в Главном!) обманывать себя нельзя. Очень уж большую цену придется за это заплатить в итоге.

Так вот, своеобразную «исповедь» проходят, например, у Кириллова претенденты на ключевые должности «Тосол-Синтеза». Это тоже некий залог безопасности компании.

 

Надежда МАКСИМОВА

dzerginsk.bezformata.ru

Дзержинск | Валерий Артамонов. Отрывки из книги - БезФормата.Ru

Часть XIV . «Синтез-Ацетон», «КорАлл» и другие

 

В 2006 году, когда наметилось строительство храма святого Антония Великого, никоим образом не прекратилось развитие самого предприятия и его производств. Год ознаменовался идеей комплексного обеспечения автомобильного рынка полным спектром сопутствующих жидкостей.

 

Антифризы и тормозные жидкости компания «Тосол-Синтез» уже производила. Производила и стеклоомывающую жидкость - СОЖ, но не в тех объемах, какие стали требоваться рынку.

Одним из сырьевых компонентов для СОЖ является изопропиловый спирт. Производили его в цехе ацетона и пергидролей на «Синтезе». Но к 2006 году стратегическая линия собственников «Синтеза» состояла в том, чтобы постепенно превратить завод в технопарк. Хозяева намеревались поставлять воду, пар, холод, электроэнергию и прочие ресурсы. Заниматься же самими производствами стали бы резиденты технопарка или арендаторы.

Цех ацетона и пергидролей относился к разряду тех мощностей, которые «Синтез» однозначно не собирался развивать. Казалось бы, на ловца и зверь бежит? Покупай и работай.

Однако ОАО «Синтез» переживало не лучшие свои времена (от хорошей жизни не превращают заводы в технопарки). Средств на ремонт зданий и модернизацию оборудования не было. Если учесть, что цех ацетона и пергидролей был построен более сорока лет назад, можно представить, в каком состоянии он был.

Еще одна проблема заключалась в сырьевом обеспечении производства. Как уже говорилось, Дзержинск не имеет собственных запасов химического сырья, значит, его требовалось где-то закупать, привозить (возможно, издалека), складировать.

Но и это еще не все. У руководства компании «Тосол-Синтез» не было точного понимания, насколько полно удастся загрузить данное производство заказами - сбыт продукции не был налажен, и, значит, рентабельность оставалась под вопросом. Между тем модернизация требовала значительных финансовых вложений.

Словом, у многих были сомнения в целесообразности приобретения производства. Жаркие дебаты и споры продолжались в течение нескольких недель.

Рассматривали финансовую сторону: стоит ли покупать морально устаревший цех, требующий больших денежных вливаний и не обещающий быстрого возврата вложенных средств?

Брали во внимание и судьбу 140 человек, составлявших коллектив цеха изопропилового спирта. Цех вообще могли закрыть и отправить всех работников на биржу труда. А многие из них вырабатывали «вредность» (работали на химии по 1-й сетке) и рассчитывали, что получат в итоге целый ряд льгот. В том числе - возможность выйти на пенсию по достижении 45 (женщины) или 50 (мужчины) лет.

Можно бы сказать по этому поводу: не наш воз - не нам везти. Но в компании «Тосол-Синтез» (хотите - верьте, хотите - проверьте) смотрят на жизнь в городе через призму не только своего коммерческого интереса, но и общегородских тенденций развития. 140 опытных химиков - разве можно было потерять такой золотой кадровый фонд?

А если компания после нового приобретения потерпит полный финансовый крах? Вот уж тогда точно «золотой кадровый фонд» пойдет в никуда.

Когда стали все-таки склоняться к покупке производства, сопротивление пришло, откуда не ждали.

Идея продать дышащее на ладан производство в руки успешного собственника должна была вызвать всеобщий энтузиазм у работников цеха, не так ли? Но нет! Слишком много известно было примеров (в том числе и в родном Дзержинске), когда новый владелец умышленно банкротил предприятие, энергично распродавал все активы и в короткое время оставлял от недавно еще работавшего производства одну пустую оболочку.

Неудивительно поэтому, что в ходе предварительных переговоров на каждой встрече с представителями компании «Тосол-Синтез» задавалось множество вопросов. Сохранятся ли все рабочие места и социальные гарантии, какой будет зарплата, будут ли выдавать талоны на бесплатное питание и пойдут ли в зачет по социальным льготам те годы, которые люди уже выработали на «вредности».

Одним словом, ситуация была весьма неоднозначная. Действовать нужно было не сгоряча, очень взвешенно.

Решающим оказалось мнение Дмитрия Васильевича Уткина, который в конце концов на очередном заседании совета директоров предложил развернутый план развития данного предприятия на ближайшие пять лет. Взяв на себя определенные обязательства и риски, он заявил, что по итогам пяти лет цех станет стабильно развивающимся и прибыльным и «никому не будет стыдно за данный проект». Его мнение решило дело.

Время колебаний и обсуждений осталось позади, настала пора воплощения планов в действительность - и никаких «поплыли обратно».

 

Анекдот в тему

Плывут Петька и Василий Иванович через реку Урал. Река широкая, сил мало, до берега далеко.

- Никаких сил уже нет, - стонет Чапай. - Поплыли обратно.

- Потерпи, Василий Иванович, выдюжим, половину пути уже одолели.

Плывут дальше. И вот уже берег совсем рядом - рукой подать. Еще буквально два-три взмаха - и выберутся на сушу.

- Не могу больше, - стонет Василий Иванович. - Все силы кончились. Рукой шевельнуть не могу.

- Ну ладно, - сжалился Петька. - Поплыли обратно.

Больше Василия Ивановича никто не видел.

 

На старое производство, которое теперь получило название «Синтез-Ацетон», пришла новая энергичная команда руководителей во главе с Алексеем Алексеевичем Лукиным, который стал генеральным директором.

Разработали стратегию развития, которая заключала в себе следующие обязательные пункты:

- улучшение качества и условий труда, которые на протяжении последних пяти лет «развивались» только в худшую сторону,

- поэтапная реконструкция самого цеха,

- создание новой системы контроля качества выпускаемой продукции,

- создание бесперебойной системы обеспечения производства необходимым сырьем и материалами.

Это были непростые задачи. Решение их требовало постоянного внимания и значительных организационных усилий.

А понимая, что все это имеет смысл только в том случае, если предприятие станет рентабельным (то есть его продукция получит устойчиво растущий спрос), огромное значение придавали отношениям с потребителями. Любили цитировать известного американского бизнесмена Майкла Делла, который говорил: «Клиент должен быть не только удовлетворен - клиент должен быть доволен». Вот на эту цель и работали: чтобы был клиент и чтобы он был доволен.

Что изменилось для старого производства после его включения в инфраструктуру компании «Тосол-Синтез»?

Была проведена капитальная реконструкция всех четырех зданий и сооружений.

Для улучшения качества выпускаемой продукции была запущена новая водооборотная система.

Для обеспечения безопасности работников полностью реконструирована система пожаротушения.

Установлена новая немецкая система контроля и учета отгружаемой продукции.

В лаборатории цеха для качественного анализа готовой продукции проведена замена всего устаревшего оборудования.

Алексей Алексеевич Лукин чуть ли не жил на заводе. Впрочем, преданность делу - характерная черта руководящего состава «Тосол-Синтеза»: Артамонов всегда настолько горит новой идеей, что его соратники не могут в ответ не зажечься.

Главным же изменением (и тут целиком заслуга Дмитрия Васильевича Уткина - это признают все) было создание эффективной системы сбыта - практически с нулевого уровня, до которого сбыт упал в годы захирения производства.

«Синтез-Ацетон» наладил партнерские отношения с предприятиями, находящимися во всех регионах Российской Федерации. А качество продукции стало таким, что позволило на равных конкурировать с импортными аналогами и впоследствии практически полностью вытеснить (!) их с внутреннего рынка.

Но останавливаться на достигнутом в компании «Тосол-Синтез» не привыкли. Активно налаживали связи с потребителями, налаживали стабильный сбыт. В итоге ООО «Синтез-Ацетон» стало одним из лидеров в данной отрасли в России и завоевало рынки сбыта изопропилового спирта и перекиси водорода на территории стран ближнего и дальнего зарубежья. География экспортных поставок продукции ООО «Синтез-Ацетон» распространилась на Латвию, Эстонию, Украину, Беларусь, Турцию, Германию, Нидерланды, Польшу и, перешагнув океан, даже на США.

Естественно, одним из крупных потребителей изопропилового спирта стал и сам «Тосол-Синтез» - для производства стеклоомывающих жидкостей.

Стоимость активов предприятия «Синтез-Ацетон» выросла в разы по сравнению с тем уровнем, какой был в 2006 году. К 2010 году это было современное, твердо стоящее на ногах производство, имеющее широкий рынок сбыта продукции и устойчиво высокую репутацию у многочисленных клиентов.

А раз так, на очередном совете директоров было принято решение дать ООО «Синтез-Ацетон» самостоятельность. Пусть работает!

Компания «Тосол-Синтез» осталась основным, якорным потребителем изопропилового спирта. Для «Синтез-Ацетона» это очень надежный бизнес-партнер, который вовремя выбирает свои договорные объемы продукции и который всегда платежеспособен.

 

Многопрофильность

 

На сайте компании «Тосол-Синтез» указано, что это холдинговая структура. В разное время она включала в себя следующие подразделения:

- ООО «Дионис» - завод по розливу марочных вин, построенный в поселке Ильино. Проект реализован, получил несколько золотых и серебряных медалей на Нижегородской ярмарке.

- ООО «Видис» - организация, проложившая систему кабельного телевидения, охватывающую весь Дзержинск.

- Информационно-рекламное агентство «ИРА Актив».

- ООО «ТС Химреактив» - проект, реализованный в Украине (город Шостка).

- ООО «Макромер ТС» - проект, успешно завершенный в городе Владимире.

- ООО «Промгражданпроект».

- ООО «СИБУР ТС» - предприятие по производству бытовой химии (различных моющих средств и т.п.). Торговая марка «Мой дом».

- ООО «СИНТЕЗ Пак».

- ООО «Пенофлекс» - предприятие, выпускавшее монтажную пену.

- ООО «Дизель ТС» - производство автомобильных бетоносмесителей.

- ООО «ТЦ «Тосол-Синтез» - компания по производству и продаже автохимии.

- ООО «Синтез-Ацетон» (Дзержинск, Нижегородская область) - производственная площадка изопропилового абсолютированного и технического спирта, ацетона, перекиси водорода.

- ООО «Бумага-Холдинг» (Дзержинск, Нижегородская область) - предприятие по выпуску бумаги из вторичного сырья.

- ОАО «Научно исследовательский центр контроля и диагностики технических систем» (НИЦ КД), город Н.Новгород - центр по разработке стандартов, аккредитации испытательных лабораторий, обучения в области качества.

- ЧОП «Дельта ТС» - охранное предприятие.

- Строительные предприятия, которые возвели ряд торговых центров в Дзержинске и в других городах Нижегородской области.

- Центр хирургии сердца «КорАлл» - Нижегородский кардиохирургический центр диагностики и лечения болезней сердца.

Очевидно, что практически все направления являются чисто производственными и в известном смысле связанными между собой. Но Центр хирургии сердца… Нет, в данном списке это нечто существенно инородное и резко выпадающее.

 

Центр хирургии сердца «КорАлл»

 

Как же сугубо медицинское учреждение оказалось включенным в состав компании, работающей исключительно на рынке промышленности? Ведь ничего же общего!

Рассказывает кавалер Золотого значка, генеральный директор Центра хирургии сердца «КорАлл» Юрий Игоревич Учанин:

- Прямо скажу, у нас было несколько ошибочных решений. Я могу назвать два. Конкретных.

Первое ошибочное решение, как показала жизнь потом, это покупка производства во Владимире.

Хотя там была химия и профиль нам соответствовал, но это было территориально далеко и не до конца понятно. Кроме того, это было некое дублирование Дзержинска. Об этом я говорил, когда принималось решение. Говорил: «Мы делаем неправильно».

Но меня не послушали.

Еще одно из ошибочных решений - участие в создании в Нижнем Новгороде кардиохирургического центра «КорАлл».

Из приведенного высказывания ясно, что обстановка на совещаниях руководителей далека от идиллической, когда все единодушны и во всем друг с другом согласны.

- «КорАлл» создан чисто на эмоциях, - продолжает рассказ Юрий Игоревич. - Никакого просчета ситуации не было. Голосовали три человека: Артамонов, Куликов и я. Я был против. Но двое - за. Нет вопросов, ввязались.

Купили оборудование, так далее, так далее. Стали ждать, когда здесь у нас построится коммунизм.

А коммунизм все никак не строился!

Вообще говоря, отсутствие немедленного (после первого вливания средств) перехода в светлое будущее можно понять. Дело в том, что главный врач Александр Валентинович Гагаев - хирург с золотыми руками, заправлял в этой клинике всеми хозяйственными делами. Это, надо сказать, характерное явление в постсоветских больницах. На должность главного назначают самого авторитетного специалиста, и он решает вопросы с ремонтом, закупками оборудования и медикаментов, устанавливает противопожарные системы, отвечает за хранение и использование разнообразных морфинов и прочих используемых в медицине наркотиков, ругается с электриками и так далее, так далее, так далее.

Вроде бы логика в таком назначении есть: кто, как не лучший специалист клиники, знает всё про оборудование и условия, нужные для проведения операций?

Но с другой стороны, если он занимается ремонтом крыши и закупкой мазута на предстоящий отопительный сезон, то времени на лечение больных у него практически не остается.

Кроме того, хирург, что называется, «от Бога», может и не быть превосходным хозяйственником.

В итоге он и главного своего дела не делает, и хозяйственные вопросы решает не лучшим способом. О каком коммунизме в таких условиях вообще может идти речь?

- Меня снова, как когда-то во Владимир, - рассказывает Учанин, - послали сюда в качестве «пожарной команды». На полгода.

Первое, что я сделал, - сказал главному хирургу:

  «Александр Валентиныч, ты должен делать четыре дела. Запомни, четыре:

- работать,

- отдыхать,

- учиться,

- учить молодежь.

Всё!

Остальное забудь напрочь. Не существуют для тебя ни стандарты на хранение требуемых для операций медикаментов, ни ремонт крыш, ни пожарные требования… Нет этого».

Но чтобы установить такой порядок вещей, пришлось сюда придти. К сожалению. Вот уже девятый год на хозяйстве…

 

***

 

Можно понять и принять сетования Юрия Игоревича. Но если посмотришь «Книгу отзывов» кардиоцентра, понимаешь, что всё было не зря. Вот лишь несколько записей:

 

Дорогие кардиологи!

Нет слов, чтобы выразить свою благодарность всем вам и особенно супругам Гагаевым за эту встречу, которая осветила особым светом мой 90-летний юбилей и 10-летний стаж ношения на сердце четырех шунтов, поставленных Александром Валентиновичем и Ириной Вячеславовной в 1999 году на мое почти безнадежное сердце .

Пусть судьба будет вам счастливой и подарит многие, многие годы здоровья на обеспечение жизни и работоспособность для оказания помощи нуждающимся в ней людям.

Да пребудет с вами и вашими близкими тепло и благополучие. 25.03.2009, Ка... Т.Е.

 

Огромное спасибо всему коллективу «КорАлл» за мастерство, опыт, тепло и свет, что вы дарите людям!

Когда говорят: «За границей лучше» - не верьте! Дома всегда лучше! Потому что здесь лечат не только знание, опыт, современная аппаратура и новейшие технологии - лечит еще и доброе слово, лечит забота и душа русского человека. Пусть такие «оазисы здоровья», как «КорАлл», будут во всех уголках нашей страны, ведь главное ее богатство - здоровье человека.

Пусть во всех ваших делах вам сопутствуют удача и успех!

Да поможет вам Бог!

С уважением и пожеланиями здоровья и личного счастья всему вашему замечательному коллективу. 02.04.2009, Жа... Р.Н., Чал... О.А., г. Ухта Республика Коми

 

Уважаемые целители!

Вторично обращаюсь к вашему коллективу с просьбой восстановить сердечную систему, давшую сбой в последние месяцы.

Выражаю искреннюю благодарность от всей моей семьи и меня лично, всем без исключения, кто приложил свои усилия, знание и чуткость в процессе моего лечения и выздоровления, отличая лечащего врача Каневу Наталью Юрьевну, талантливого и перспективного кардиолога, в этом я убедился ещё раз.

Всем вам процветания, хороших заработков, личного счастья и удачи в жизни!

18.08.2009, ваш Жан... Е. К.

 

Всем сердцем жить:

Жить всей вселенной,

Всей красотой её нетленной,

Жить звезд рождением и судеб,

Дышать свободно, полной грудью,

Быть целым Миром, Мира частью,

Жить чудом утренней зари,

Испытывать свой разум страстью,

Возможно ли иное счастье?

Возможно ль выше воспарить?

Возможно: все это дарить!

Спасибо!

24.08.2009

 

От всей души хочу поблагодарить весь медицинский персонал кардиохирургического центра «КорАлл».

Только переступаешь порог центра, сразу попадаешь в атмосферу теплоты и заботы, уходит боль и тревога из твоего больного сердца. Выздоровление начинается с момента общения с врачами. Низкий поклон вам.

  Ни золота, ни королевской власти,

  Ни тех чудес, что выдумал народ,

  А просто человеческого счастья

  Желаю вам на много лет вперед.

Храни вас Господь!

29.01.2010, Удмуртия, Ижевск, Т…ва Т.А.

 

От всей души выражаю благодарность всему  коллективу кардиоцентра «КорАлл»!

Низкий поклон вам, хирурги: Владиславу Николаевичу Артемьеву, Алексею Юрьевичу Чевырову за успешные ваши операции.

Всем спасибо за профессионализм и высокий уровень.

Нет слов, чтобы выразить вам нужную благодарность за то, что снова можем жить без боли. Буду вспоминать вас всех до конца дней своих и молиться о вашем здоровье. Желаю больших дальнейших успехов вам в нелегком благородном труде.

Да поможет вам Бог!

14.02.2010, г. Н.Новгород, Г…ва Л.И.

 

Огромное человеческое спасибо!!!

Руководителям - в чьих умах родилась необходимая идея, которая успешно воплотилась в жизнь.

Врачам - спасибо за их профессионализм в работе, в ведении диалога, за то, что все свои шаблоны они где-то забыли, придавая силу и веру вашим пациентам, веру в вашу победу. Вы молодцы!

Медсестрам - у которых кроме красивых улыбок есть ещё большое человеческое «пожалуйста».

А также спасибо всем за заботу и чистоту, которая нас окружает. У вас всё получилось! Желаю вам всех благ!!!

05.03.2010, г. Дзержинск, Са…ин.

 

Есть в книге отзывов и запись от врачей: « Можно по-разному пытаться перевести на русский язык написанное латиницей название нашего Центра - “ CorAll ”, - но мы предпочитаем самое, на наш взгляд, близкое - “Всем сердцем”».

Всем сердцем служат сотрудники центра своим пациентам, и это дорогого стоит.

 

Рассказывает Юрий Игоревич Учанин:

- Вот вы меня спрашиваете о социальной направленности. Здесь у людей, поверьте мне на слово, прекрасная зарплата, у них хороший соцпакет, включая добровольное медицинское страхование, и так далее, так далее, так далее.

Я считаю - это и есть социальная направленность. Здесь мне никто, так же, как, кстати, и в «Тосол-Синтезе», не может сделать упрека, что хоть раз была задержана зарплата. «Тосол-Синтез» строился так же: подбираем людей… Здесь, в «КорАлле», очень небольшой коллектив, всего 53 человека, но люди все штучные.

Итак:

- подбираем людей,

- платим достойную зарплату,

- создаем нормальные условия труда вплоть до обеспечения питьевой водой и хорошим питанием.

Но потом с людей и спрашивают по полной форме. Потому что все условия созданы. Работайте!

Другое дело, извините, когда в затылок дует, то-то, то-то, зарплату не заплатили, чего тут с человека можно спросить?

Когда-то во времена социализма слово «прибыль» ассоциировалось с чем-то недостойным и даже аморальным. Карл Маркс, например, в своем знаменитом труде «Капитал» писал, что « при 300 процентах прибыли нет такого преступления, на которое капиталист не рискнул бы пойти даже под страхом виселицы ». Вы чувствуете, какие слова собраны здесь в одном предложении? Какая установлена ассоциативная связь?

Но со времен перестройки мы распознали, что ничего скверного в понятии «прибыль» нет, и научились произносить это слово даже с заметным удовлетворением.

Иногда мы собирались с коллегами чай пить, и я задавал каверзные вопросы. «Ребята, у нас какая цель?» Они говорят: «Прибыль». Я говорю: «Я не согласен».

Вот «КорАлл». Если открыть наш сайт КорАлловский, здесь прописана наша миссия, все наши цели, задачи и принципы.

Я собирал врачей, мы с ними вместе проговаривали все это. Понимаете? Это сделано совершенно искренне, сделано от всего сердца.

Я не кривляюсь, когда говорю, и врачам всегда говорил: «Да, мы работаем за деньги. Мы частная клиника, нам никто от государства рубля не дал. Все, что заработали, у нас пошло на зарплату, на вложения. Но если деньги ставить во главу угла, это неправильно».

Прибыль вторична, это функция. Главную цель я определяю как некий успех. Завоевать авторитет в глазах коллег, завоевать хорошую репутацию.

Я врачам своим говорю: когда у нас будет репутация, когда будет авторитет, когда к нам пойдет пациент, деньги будут сами!

А если мы деньги поставим во главу угла - всё, можно закрываться.

Центр хирургии сердца «КорАлл» - первый в России частный кардиохирургический центр. Кардиоцентр «КорАлл» создан и работает по технологиям и принципам европейской медицины. Эффективные медикаменты, уникальное оборудование и талант высокопрофессиональных врачей - кардиологов и кардиохирургов - позволяют демонстрировать эффективность лечения болезней сердца на уровне ведущих кардиоцентров Европы.

 

Надежда МАКСИМОВА

dzerginsk.bezformata.ru


Смотрите также